Дарио Ардженто

Разместить рекламу на «Италия по-русски»

"Итальянский Хичкок"

Итальянский кинематограф разнообразен и плодовит. Нет такого жанрового направления, в котором не присутствовало достойного представителя режиссерского искусства родом с Апеннин. Оставим в стороне корифеев «серьезного кино» - таких, как Феллини и Антониони, равных которым нет. А вот режиссеров, впечатленных Голливудом, в Италии хватало – хотя известными всему миру стали лишь единицы. Один из них – Дарио Ардженто: «итальянский Хичкок», «отец итальянского хоррора» и по совместительству просто хороший, добродушный человек, слегка похожий на Франкенштейна.

Те, для кого заграничные слова «хоррор» и «саспенс» - не пустой звук, узнают почерк итальянского мастера с первого взгляда. Все милые шалости в виде пауков, летучих мышей, отрубленных конечностей и кровавых убийств – стандартный набор фильмов ужасов стандартных режиссеров. В Ардженто же нет ничего стандартного – начиная от своеобразной внешности и заканчивая самим процессом съемок. Режиссер смог не только популяризировать «страшное» кино у себя в стране, но и доказать всему миру – итальянцы тоже умеют снимать фильмы ужасов.

                      

                   Дарио Ардженто на фестивале фантастических фильмов в Монреале.

                                                            Фото krutomer.ru

Дарио Ардженто появился на свет 7 сентября 1940 года в одной из больниц итальянской столицы. Родителей не выбирают – да и вряд ли Дарио мог бы пожелать себе других. Отец, Сальваторе Ардженто – известный продюсер и мать – латиноамериканская модель Эльда Луксардо, постарались обеспечить своего сына всем, о чем могли только мечтать миллионы итальянских мальчишек. Детство Ардженто прошло в достатке и беспечности, и намекало на какое угодно будущее, но только не на судьбу режиссера фильмов ужасов. Впрочем, стоит сделать одно маленькое, но очень важное замечание: в детстве мальчик любил сказки братьев Гримм, а будучи уже подростком, Дарио наткнулся в отцовской библиотеке на книгу Эдгара Алана По. Творчество немецких сказочников и американского писателя позитивностью, как известно, не отличается. Многие чрезмерно чувствительные натуры оно шокировало. На Ардженто же подействовало завораживающе.

Безоблачное отрочество будущего итальянского короля ужасов постепенно перешло в креативную юность. Старшеклассник Католической академии, Ардженто все больше и больше тянется к кинематографу, но пока только на бумаге: он начинает писать небольшие кинорецензии для столичной газеты. Для шестнадцатилетнего подростка уже неплохо, но Ардженто не собирается останавливается на достигнутом. Он мечтает о большом кино, и в двадцать начинает писать собственные сценарии. Названия их производят неопределенно-зловещее впечатление на своих первых читателей: «Нулевая вероятность», «Кладбище без крестов», «Сегодня я, завтра ты»… Даже друзья и близкие, не искушенные в вопросах такого специфического жанра, чувствуют - перед ними настоящий талант.

Стремление Ардженто стать своим в волшебном мире кино потихоньку начинает приносить свои плоды. К концу 60-х годов он, совместно с Бертолуччи и Леоне, трудится над сценарием к масштабному классическому вестерну «Однажды на Диком Западе». Он испытывает «на своей шкуре» маленькие роли и даже пробует свои силы как помощник режиссера – так продолжается до 1970-го, когда Ардженто сам пишет сценарий к позже собственноручно поставленному фильму «Птица с хрустальным оперением». Картина получилась на загляденье – мистика, триллер и эротика в одном флаконе: настоящий «джалло-фильм» («giallo» - ит. «желтый»). В киноопусе рассказывалась история американского туриста, томящегося нервными переживаниями и постепенно сходящего с ума из-за расследования убийства молодой женщины. Кстати, руки убийцы в кадре – самого Дарио. Полное перевоплощение: все по Станиславскому. Кризис личности уже с самой первой картины становится центральным стержнем режиссерской концепции Ардженто – эту линию он сохраняет на протяжении всего своего пути в кино.

                                    

                                        Молодой Ардженто. Фото metalarea.org

Первые серьезные работы Дарио Ардженто – картины, композитором для которых выступил культовый Энио Морриконе, придавший, в общем-то, несколько затянутым фильмам начинающего «повелителя ужасов» необходимую долю напряжения. Последующие «Кошка о девяти хвостах» и «Четыре мухи на сером бархате» публика приняла неплохо, но не более того. Одни и те же приемы уже явно примелькались – еще немного, и стало понятно: следующее «желтое» творение зритель вынести будет не в состоянии. Поэтому Ардженто предпринимает очень необычный шаг – он снимает комедию «5 дней», которая не понравилась итальянцам еще больше, чем нудноватый хоррор апеннинского розлива. Несколько оторопевший после неожиданного фиаско Ардженто отходит от кино и решает плотно заняться телеэфиром.

Этот период был для молодого режиссера знаковым: после развода с супругой Марисой Касале, которая оставила ему дочь Фьоре, Ардженто встретил театральную актрису Дарию Николоди. Результатом их длительного союза стала еще одна дочь, Азия Ардженто, которая впоследствии будет регулярно сниматься у любящего папы. А пока же, не набрав особых вистов на телевизионном фронте, Ардженто вновь возвращается в большое кино.

Возвращение получилось если не триумфальным, то вполне успешным по нескольким причинам. Во-первых, его новая картина «Кроваво-красное» разительно отличалась от «полусырых» первых работ своим необычным стилем режиссуры. Фильм был сплошным экспериментом – с камерой, ракурсом съемки и музыкальным сопровождением кровавых сцен. Последнее, кстати, дело рук итальянского рок-коллектива «Гоблин». Не особенно известные ребята быстро стали знаменитыми – именно благодаря тому, что «засветились» в этом знаковом фильме Ардженто. Впрочем, фильмы итальянского маэстро ужасов привлекли не только любителей хоррора, но и внимание властей. Начиная с «Кроваво-красное», всякое очередное творение режиссера обязано был проходить специальную цензурную комиссию, в состав которой входили эксперты-криминалисты и психиатры. Она же и регулярно «кромсала» фильмы Ардженто, вырезая самые возмутительные, на взгляд ее членов, сцены. В одном из интервью Ардженто как-то сказал: «Я люблю всех своих убийц. В них есть часть меня. Я их понимаю. Я понимаю людей, у которых мораль отлична от нашей». Может быть, с этим высказыванием было связано столь пристальное внимание?

К этому моменту становится окончательно ясно – на кинематографическом небосклоне зажглась еще одна пронзительно-яркая звезда. Дарио окончательно «оперился» как режиссер, и получил негласное разрешение кинозрителя на очередные эксперименты. Они, надо сказать, пришлись по нраву не только итальянцам, но и стали стереотипными даже для голливудских лент. Например, Ардженто ввел в свои картины образ «обязательной жертвы» - как правило, это беззащитная, красивая, молодая женщина на высоких каблуках. Как и в случае с ружьем на сцене, которое обязательно выстрелит, эту героиню обязательно ждет незавидная судьба жертвы маньяка-убийцы. Сам режиссер исправно реализовывал этот нехитрый прием в своих фильмах минимум трижды – раз за разом «лишая жизни» свою реальную возлюбленную в процессе съемок.

            

                       Дарио Ардженто на кинофестивале в Турине. Фото kinozlodey.ru

Между тем, к середине 1980-х в личной жизни итальянского маэстро ужасов наступает не лучший период. Его отношения с Дарией Николоди начинают медленно, но верно рушиться. Этот факт не мог не сказаться на его творчестве. Вышедший в 1985 году «Феномен» поддержал реноме Ардженто как режиссера, умеющего снимать отвратительные вещи с пугающей нормального человека красотой и изяществом. Загадочные убийства в швейцарской школе и связанная с ними молодая американка – беспроигрышный, хотя и несколько избитый, сюжет для очередного хоррор-шедевра. «Феномен» - первый фильм Ардженто, снятый на английском языке, который оказался чрезвычайно успешным даже в европейском прокате. Студия New Line Cinema, производившая адаптацию, назвала фильм «Creepers» - в буквальном переводе что-то вроде «тот, кто ползает». В который раз фильм был жестко цензурирован - в разных версиях было вырезано от десяти минут до получаса экранного времени. В «Феномене» впервые на экране появляется старшая дочь Дарио – Фиоре. Публика в восторге, Ардженто снова на коне, но ненадолго – следующие восемь лет для режиссера были откровенно провальными. Тоскливый «Ужас в опере» (1987) и «Два злобных глаза» (1990) – фильмы явно не уровня маэстро. Но Дарио по своему статусу уже имеет право на эксперименты – он сотрудничает с известным американским режиссером фильмов в жанре «хоррор» Джорджем Ромеро, а в перерывах между мрачными киноизысканиями успевает открыть собственный магазин в Риме. Там же находится и музей творчества Ардженто, где можно найти любые товары, связанные с итальянскими фильмами ужасов.

                                

         На пресс-конференции после премьеры фильма "Джалло"(2009). Фото kinematrix.net

С началом десятилетия девяностых, Ардженто возвращается к активной режиссерской деятельности и продолжает снимать – но скорее по инерции, без присущего его раннему периоду фанатизма. «Травма» (1993), «Синдром Стендаля» (1996) и «Призрак оперы» (1998) фильмы, конечно, неплохие, но становится ясно – Ардженто начинает «затухать». Особенное негодование вызвал у поклонников его творчества «Призрак оперы», признанный худшим фильмом режиссера за всю его карьеру. Слабо утешало фанатов даже то, что Ардженто вернулся к сотрудничеству с Энио Морриконе. Режиссер смущенно затих, и, как казалось, навсегда.

      

                                              С дочерью Азией. Фото kinokadr.ru

Однако в «нулевых» итальянский гранд страшного кино вновь совершил попытку покорения зрительских симпатий. Не самый худший «Игрок» (2003), телепостановка «Вам нравится Хичкок?», неоднозначная «Мать слёз» (2007) с дочерью Азией в главной роли… Как восклицают герои в плохих фильмах ужасов – «О боже, оно оживает!»

Ардженто действительно оживает – медленно и нехотя, но все-таки он возвращается в поле зрения зрителей. 2009 год ознаменовался его новым американо-итальянским фильмом «Джалло» с Эдрианом Броуди в главной роли. Не сказать, чтобы работа получилась хорошей, но и отрицательными эпитетами оценить ее не поворачивается язык. Ценители жанра чувствуют на уровне интуиции – демонического итальянца рано или поздно должно «прорвать». Ну а пока им ничего не остается делать, кроме как с восторженным придыханием пересматривать прежние работы мастера, раз за разом задаваясь вопросом: «Откуда они берут столько кетчупа?».

Источник: портал "Италия по-русски"

Статьи поблизости

Наверх страницы

www.liveitaly.eu

  • Италия
  • Иммиграция
  • Бизнес в Италии
  • Регистрация фирм
  • Вид на жительство
  • Воссоединение семьи
  • Итальянское гражданство

Отели в Италии