Хроники Астьяра. Глава 3. Путешествие начинается.

Разместить рекламу на «Италия по-русски»
Изображение пользователя Alla_Cattaneo.

Повторюсь: все, что написано не редактировалось, ибо не могу я сразу все сделать, особенно, когда горишь желанием написать дальше))

Глава 3.

            Я проснулась как от удара, сев на постели. Холодный липкий пот скользнул по моей спине, скатившись по пояснице к простыне. В окно уже забрезжил робкий рассвет. Голова шла кругом от этих чертовых снов. Но за последнее время я научилась верить в них. Сон ли это? Или воспоминание? В моей голове мелькали образы, события. Воспоминания остановились на одном человеке. Рэйвен. Вот кто тот человек в таверне перед последним днем турнира. Он смотрел на меня так, будто хотел увидеть что-то в моих глазах. Неужели...? Быстро умывшись, я отправилась на завтрак. Я ела методично, осмысливая сон. Мне нужно было вернуться в таверну «Черные крылья» узнать про этого постояльца. Мои размышления прервал посыльный. Он передал мне свиток, на котором стояла печать верховного мага. Взломав печать, я пробежала глазами текст послания. В нем его верховное мажество в самых почтенных выражениях просил меня прибыть к нему на беседу, в которой я буду очень заинтересована. Верховный маг хотел со мною поговорить. Лично. И еще о деле, которое будет мне интересно. Может, он решил стать благодетелем, узнав о моих денежных затруднениях?! Я усмехнулась этой мысли, ответив посыльному, что буду у мага в течение часа.

            О каком таком деле маг хотел поговорить со мной? Ведь у нас явно нет общих точек соприкосновения. А уж тем более знакомых. Тем не менее, я была заинтригована, и после завтрака отправилась прямиком в башню мага.

            Меня проводили в большой холл, где я дожидалась верховного мага. Посреди комнаты стол большой стол, наверное, на дюжину персон. Резные края стола подчеркивали общий стиль залы. На стенах были вылеплены картины из знаменитых сражений всех членов королевских семей, которые когда-либо правили в Аквилоне. За окном находился широкий балкон, с которого открывался вид на чудесный сад, а вдалеке виднелись горы. Что ни говори, сад был просто великолепен: разнообразные деревья и кустарники выглядели очень естественно, не смотря на то, что их подстригали, клумбы с цветами всех оттенков, чудесный пруд.

            - Потрясающий сад, господин маг, - произнесла я вслух, уловив движение энергии позади себя.

            - Я с Вами полностью согласен, леди Д'арэкаст. – Услышала я голос верховного мага. – Я весьма польщен Вашим визитом, миледи. Должен признаться, Вы меня чрезвычайно поражаете своими умениями. Вы отлично проявили себя как на арене, так и сейчас…

            - Прошу Вас, - остановила я его жестом. – Давайте закончим реверансы, не мой это профиль,  перейдем к делу. Вы хотели видеть меня по какому-то важному вопросу, который будет мне интересен. Если это не так, я с удовольствием отправлюсь по своим делам. Давайте же не будем тратить время друг друга.

            Маг внимательно осмотрел меня и сел в кресло возле камина. Я устроилась напротив.

            - Я очень хотел бы, чтобы наш разговор остался в стенах этого зала. – В продолжение своих слов, верховный маг произнес заклинание. Как я смогла прочитать по губам мага, это было заклинание, позволяющее нам говорить во весь голос, но никто больше не услышит нашей речи. – Вот, Вы сразу понимаете, какое заклинание я использую. А ведь на это необходимы долгие годы обучения и практики. Я поражаюсь, откуда Вам, в столько юном возрасте, известно так много. Впрочем, о возрасте я сужу лишь из внешних признаков. Видите ли, леди Д'арэкаст, у меня к Вам деловое предложение. Вы можете принести то, что необходимо мне, а я, в свою очередь, могу дать то, в чем так отчаянно нуждаетесь Вы.

            - Хм, и что же это? – Я мирно смотрела в потолок. Пока разговор был мне вовсе неинтересен.

            - Деньги на строительство Вашего замка. Благоустройство замка и содержание его прилегающих территорий стоит немалых денег, не так ли? Так вот. Я заплачу Вам крупную сумму золотых монет, и даже выдам разрешение на содержание любого гарнизона. Но Вы за это должны принести мне одну вещь. – Маг сделал паузу, увидев, что в моих глазах загорелся огонек интереса. – Как Вам известно, миры существуют неравномерно. Он появляются и исчезают. Правды о причинах этих метаморфоз никто не знает. Однако, есть один человек… Он называет себя Созидателем. Так вот он знает. Эта странная раса полулюдей-полубогов живет бесконечно. Никто не знает точно, сколько их. Мы знаем только о Созидателе. Он странствует и ведет рукописи обо всех происшествиях в мирах.

            - То есть, Вы хотите сказать, что он видел все становление миров? – Я облизнула губы, ожидая ответа.

            - Именно! – Маг был доволен, что попал в точку. – В его летописях есть вся информация об этом. Но дело в том, что найти его не так-то просто. Единственным знаком является возникновение где-либо красивых белоснежных храмов. Сами понимаете, он живет вечно, и ему надо чем-то развлекать себя. 

            - Итак, где по вашим предположениям будет храм?

            - Мы считаем, что он возникнет здесь, в Аквилоне. К северу от города, за лесом Карстейн.

            - А конкретнее?

            - К сожалению, конкретнее мы знать не можем.

            Я обдумывала предложение. Что же, деньги мне не помешают, да и летописи тоже могут раскрыть мне на многое глаза. Особенно в свете последнего сна. Сон… Мне нужно срочно найти Рэйвена! Я вскочила с кресла так резко, что маг вздрогнул.

            - Мне надо идти. Я отправлюсь на север за рукописями. Утром… Или, возможно, сегодня вечером. Когда я найду их, вернусь за наградой.

            Выпалив последнюю фразу, я направилась к двери.

            - Только… Не стоит недооценивать Созидателя. Он не отдаст рукописи просто так, потому что за ними кто-то пришел.

            Я круто развернулась.

            - Что вы хотите этим сказать? Меня ждут полчища чудовищ?

            - О не думаю! – Улыбнулся маг. – Но он явно приготовил испытаний для тех, кто хочет войти в храм.

            - Тогда не страшно. Я решу эту проблему.

            С этими словами, я шутливо поклонилась магу и вышла. Почти бегом я направилась к лошади, и во весь опор поскакала к таверне. Ворвавшись в холл как ураган, я метнулась к тавернщику. Помня недавние события, он побледнел до цвета парного молока, и вжал голову в плечи, глядя на меня.

            - Да не собираюсь я тебя убивать, дурень! – Приветствовала я мужичка. – Мне нужна информация.

            Я описала человека, который по моим подсчетам был Рэйвеном. Хозяин таверны, оживившись от того, что смерть и набор тумаков ему не грозит, с пылом принял участие в моей проблеме, листая книгу постояльцев.

            - Да-да, я помню этого господина. Он пробыл в таверне всего пять дней. Только время турнира. И уехал утром шестого дня.

            - Понятно, а имя у него было?

            - Минуточку… Да, вот записано его рукой. Прошу.  – Тавернщик повернул ко мне гостевую книгу.

            Я взглянула на лист бумаги. На нем ровным, каллиграфическим почерком было выведено имя постояльца, заехавшего ровно в день начала турнира. Мое сердце забилось чаще в груди с правой стороны, а голова закружилась. Имя было Рейвен Марр.

           

            Конь медленно ступал по мшистому покрову леса, мягко покачивая меня в седле. Мои мысли погрузились в события последних дней. Маг дал мне задание приволочь ему какие-то рукописи, забрав их у старичка, которому и жить-то уже скучно, и он развлекается всеми доступными способами: то строя храмы, то придумывая загадки. Хотя, рукописи были интересны и мне. Судя по совпадениям – мои сны были какой-то частью моей жизни, точнее воспоминаниями из нее. И летописи, которые вел Созидатель, могли пролить свет на какие-то из моих вопросов. К тому же, мне за это обещали хорошо заплатить. Так почему не убить двух зайцев одним выстрелом?

            Человека с именем Рэйвен Марр в Аквилоне не было. Я просто из сил выбилась, пытаясь разузнать хоть что-нибудь о нем, но все безрезультатно. Будто он прибыл из ниоткуда и также в никуда исчез. Никто кроме тавернщика его не помнит, не видел и не знает.           

            А еще мне не давал покоя Варден Айронблад. Он определенно как-то участвовал в моей прошлой жизни. Серо-стального оттенка глаза Вардена как две капли походили на глаза паладина из моих воспоминаний. И если все это и правда воспоминания, и я его ненавидела там, то это объясняет мою лютую ненависть к нему сегодня. Но черт его побери! Этот светловолосый громила-воин не выходил из моей головы.

            Наступившая тишина вырвала меня из поволоки мыслей. Сумерки незаметной тенью опустились на лес Карстэйн, погружая его обитателей в молчаливые объятия ночи. Вспыхнувшие звезды тускло просвечивали сквозь густые кроны деревьев, а мерный шелест листьев баюкал лес. Спешившись, я отыскала ближайшую поляну, собрала хворост и произнесла заклинание огня, чтобы разжечь костер. Однако ветки также лежали на земле. Я повторила заклинание, но не смогла высечь им даже искры. На долю секунды в мою душу закралась паника. Я настолько привыкла к своим способностям, что их отсутствие меня сильно напугало. Но паника почти сразу уступила место злости – мое природное упрямство не желало признавать, что магия не работает. Я снова и снова пробовала заклинания, любые, которые приходили мне в голову, но ничего не происходило.

            - Можешь не тратить силы попусту, дорогая. Твоя магия не работает. – Голос был словно гром среди ясного неба.

            - Это еще что такое? – Пробормотала я, не в силах произнести что-либо более внушительное.

            Ответом мне был раскатистый хохот.

            - Ох не думал, что тебя так просто ввести в ступор! А еще победитель турнира! Неужели вы, людишки, никуда без своей магии? Даже костер разжечь и то не могут!

            - Да кто ты такой, черт тебя возьми? – Наконец я смогла связно выражать свои мысли.

            - Ой, простите! К вам, леди, слово «людишки» имеет весьма косвенное отношение. Ну-ну, не буянь. Мне отлично известен твой нрав, Кирена Д’арэкаст. Ты не сможешь использовать магию вблизи моего храма. Учись жить и бороться без своих особенностей.

             - Что за черт? – Но я ощутила, как голос пропал. Говорящий ушел, оставив раскатом эха свои последние слова в моей голове.

            Окончательно выйдя из себя, я издала странный утробный рык и пнула ствол ближайшего дерева. В ответ мне на голову упало что-то большое и тяжелое. Удар меня ошарашил, и, признаться, был весьма болезненный. Я поносила верховного мага на чем свет стоит, со всеми его рукописями. Он наверняка знал больше, только забыл меня предупредить, что я не смогу использовать магию вблизи храма! 

            Почесав макушку головы, я наклонилась, чтобы рассмотреть то, что упало на меня с дерева. Это был ястреб. Большой, но молодой ястреб. Возле самого основания левого крыла у него торчала стрела. Она прошила мощное крыло насквозь, но осталась в нем. Я уже порадовалась, что меня ждет сытный мясной ужин на костре, но птица приоткрыла клюв, жадно вдыхая воздух, и посмотрела на меня своими потрясающими темными глазами.

            Казалось, я парю над землей. Ветер приятно обволакивал меня прохладой, а внизу мелькали разномастные кроны деревьев, создавая причудливый узор. Я смотрела глазами ястреба на мир вокруг. Впереди показались горы, похожие на горбатого старика своими очертаниями, верхушки их были покрыты снегом, а у подножия расположилась деревня. Вдруг что-то изменилось. За горами я увидела полыхающее пламя, пожирающее леса. Кровавое зарево поднималось все выше, затмевая огнем мягкий свет восходящего солнца. Словно сквозь туман слышались крики ужаса. Началась суматоха. Внизу определенно шло сражение. Вспыхивал дом за домом в деревне, которая минуту назад спала мирным сном. Чуть вдалеке я узрела силуэт в развевающемся алом плаще, который делал пассы руками. Колдун! Ужасные чудовища, словно вышедшие из самых глубин подземного мира, рвали людей на куски, полосуя большими когтями. Небольшой отряд воинов пытался оказать обреченное на поражение сопротивление. И вдруг земля стала стремительно приближаться, будто я камнем падала вниз. Перед моим взором предстал один из воинов, крепкий темноволосый мужчина. Он умело орудовал своим огромным мечом, обрушивая сильнейшие удары на мерзких чудищ. Шлем уже слетел с его головы, лицо было испещрено шрамами и кровоподтеками. В один миг воин обернулся и посмотрел мне прямо в глаза, словно говоря что-то. В этот момент я увидела лучника, который уже отпустил тетиву. Стрела летела прямо воину в голову. Ястреб резко рванул вперед, преградив путь смертоносного оружия. Я содрогнулась всем телом, но вдруг почувствовала, как поднимаюсь выше, выше, выше… Последний взгляд вниз… Воин падает, с пронзенной копьем грудью, а в его глазах застывает последняя вспышка жизни… Яркая вспышка ослепила меня, неся так стремительно, что все вокруг расплывалось, напоминая водоворот. Следом мелькнуло чистое облачное небо, листва деревьев и наступила темнота.

            Как от толчка я очнулась от видения. Я стояла все там же на поляне, а передо мной лежал, тяжело дыша, ястреб с простреленным стрелой крылом. Голова раскалывалась от невыносимой боли, все тело было напряжено. Эти видения сводили меня с ума. В последнее время они появлялись все чаще, что приводило меня одновременно и в восторг, и в состояние катастрофического ужаса от невозможности понять, что происходит. Надо было отдохнуть. Иначе я так не смогу уехать далеко. Да и перекусить мне явно не помешает. Я бросила взгляд на ястреба, ощущая урчание в желудке, и отправилась разводить костер.

 

            На десятый день пути впереди показалась река. Она разделяла лес на две части – Северный и Южный Карстэйн. По легендам, у этих земель было два правителя. Когда они устали от войн за земли, когда уже тысячи людей погибли, акры земель были выжжены вместе с деревнями, не принося доходов ни одному королю, ни другому, они заключили соглашение. Было определено два королевства, Аквилон и Карстэйн. И граница между ними лежала как раз по берегам реки. Со временем, правитель все же остался один, он был ребенком брака детей королевских кровей, который и смог объединить эти воюющие земли. На данный момент, на северных землях Аквилона располагались лишь леса и редкие охотничьи дома.

            Я выехала из леса у подножья гор, которые тянутся почти от самой столицы далеко на север. Гора, соединяющая два берега, как молчаливый великан, мрачно вырастала из-за деревьев, по ее склону медленно катились скупые слезы небольшого водопада. Я остановилась на берегу реки, под большим раскидистым дубом. Достав остатки вчерашнего кролика, сладкого батата и мех с водой, я принялась уминать их, потому как ужасно проголодалась за свой путешествие.

            - Ну что, придется ночевать здесь, будет немного прохладно. – Констатировала я, чувствуя, как пронизывающий северный ветер скользит волной прохлады под плащ. – Ну, чего смотришь? На, поешь.

            Ястреб склонил голову к еде, благодарно гукая. Я осмотрела его крыло. Оно быстро заживало. Нам повезло и я нашла ассирок, лечебный корень. Если его разрезать и мякотью прикладывать к ране, то она затягивается гораздо быстрее, вытягивая воспаление и нагноение. Птица хорошо ела, что явно говорило о ее выздоровлении. На удивление, ястреб оказался своевольным, но очень ласковым. Я назвала его Арк. На знакомом только мне языке это означало «Стремительный».

            Меня разбудил ястреб. Он больно ущипнул меня клювом за руку. Увидев глаза птицы, я сразу поняла, что что-то не так. Мое чутье подсказывало мне, что рядом опасность. Вскочив с места и бросив в догорающий костер пару больших веток, я схватила лук и натянула тетиву. Вокруг стояла мертвая тишина. Только сейчас я поняла, что не было слышно ни птиц, ни шорохов лестных зверей. Вокруг царило холодное молчание.

            Я так и застыла с натянутой тетивой, стоя на берегу реки в одной рубашке и штанах, а ветер колыхал мои волосы, на которых танцевали искры огня разгорающегося костра. Через мгновение я увидела перед собой чудовище. Оно было похоже на большую, очень большую, кошку, с уродливой головой. Ее тело было покрыто жесткой шерстью, на лапах были огромные когти, похожие на лезвия ножей. Хвост был похож на раздвоенный хлыст, а из тела вились шесть длинных щупалец, на концах которых были мерзкие головы с острыми клыками. Головы шипели и смотрели на меня шестью парами своих отвратительных оранжевых глаз. Существо медленно подошло и остановилось недалеко, чуть пригнувшись.

            Не теряя времени, я отпустила стрелу, направив ее прямо в голову большой кошки. Но в этот же момент я ощутила как тысячи игл впиваются мне в плечо, руку, ноги, пытаясь вырвать из меня куски плоти. Моя стрела прошла сквозь существо и врезалась в скалу, звонко ударив металлом по камню. Тогда следом я выпустила еще три стрелы, быстро перемещаясь по равнине берега. Я ощутила еще два укуса на бедре. По моей одежде струилась кровь, но возбуждение от битвы заглушало боль. Существо вдруг появилось совсем рядом и я, отбросив лук и схватив топор, выигранный на турнире, бросилась на него. Я вложила всю силу в удар, однако мое лезвие встретило лишь пустоту и воткнулось в землю на месте, где должна была быть голова чудовища. В тот же момент мою спину полоснуло огнем. Это существо хлестнуло меня своим хвостом. Вскрикнув, я откатилась в сторону, и снова обернулась к противнику. Кожу на спине жгло, словно в нее впивались миллионы пчел, из ран, оставленных головами чудовища, сочилась кровь, но я заставила себя забыть о боли и сконцентрироваться на враге. В голове вихрем неслись мысли, проклинающие верховного мага, Созидателя и чертовое семиголовое чудище, которое сейчас пыталось меня съесть. Моя магия не действовала, а с топором я пока обращалась не столь быстро, как с мечами. А существо явно было окружено магией с ног до головы. Его образ это иллюзия. Где же находилось оно само, оставалось только угадывать.

            Еще один хлесткий удар раздвоенной плети хвоста заставил меня очнуться от мыслей. Я ощутила, как меня захлестывает уже знакомая волна ярости. Она придавала мне сил. Отбежав в сторону, я закрыла глаза, пытаясь почувствовать хоть какое-нибудь колебание энергии. Это был единственный способ выжить. Все мое существо отчаянно желало жить.

            Волна тепла окатила меня, и я нанесла удар в пространство справа от себя. Пронзительный вопль боли дал мне знать, что мои действия увенчались успехом. Мне под ноги упала отрубленная голова с множеством мелких острых зубов. Она появилась будто из воздуха, смотря на меня безжизненными глазами. Иллюзия. Существо создает свой образ, хотя само невидимо и находится совсем не там, где видится. От этой мысли мне стало легче, теперь я понимала, с чем имею дело. Но в тоже время, я была несколько испугана. Ведь без своих способностей, без магии, мне придется пытаться ее опередить буквально вслепую. В другом случае, чудовище убьет меня.

            Вновь появилась иллюзия, отражающая монстра, уже с одной из отрубленных голов, на месте которой торчал лишь щупалец. Но я не бросилась на нее. Я уже поняла, как убить это существо. Закрыв глаза, я заставила мир исчезнуть для внимания. Мне необходимо было сконцентрироваться на энергии противника, чтобы суметь его видеть. Перед глазами стояла кромешная тьма, но постепенно в ней начали вырисовываться очертания чудовища с шевелящимися щупальцами. Медленно, крадучись, оно подходило ко мне слева, норовя напасть. Взмах пришелся по еще одному щупальцу, и зубастая голова отлетела на землю. Существо вновь издало пронзительный вопль, от которого я отпрянула в сторону, и потеряла концентрацию, потеряв из вида и чудовище. В ушах звенело с такой силой, что, казалось, голова просто лопнет. Я отчаянно мотала головой, стараясь привести мысли в порядок и вновь сконцентрироваться. Но мое сознание отвлекалось на ужасный вопль, а я безуспешно крутила головой в поисках противника. Мне снова помог ястреб. Он с трудом взлетел и кинулся в пустоту прямо около меня. Через мгновение он стал остервенело рвать клювом существо, в которое вцепился мощными лапами.

            Отпрыгнув назад, чудовище оскалилось и, видимо потеряв терпение, приготовилось к прыжку. Я молча наблюдала за ястребом, который изо всех сил держался когтями, видимо, за морду, и впивался ключом, уже измазанным кровью, к мясо существа. Вдруг ястреб вспорхнул вверх вместе с добычей. Я оставалась на месте до тех пор пока не увидела, что сидящий на животном Арк уже совсем близко. Поднырнув под прыгнувшим на меня телом животного, я с боку опустила лезвие топора на его шею, вложив все силы в удар.

            На землю возле ноги упала голова, а следом рухнуло безжизненное тело монстра. И тут произошло что-то странное. Тело вздернулось, приподнялось, и от него потянулась странная желтоватая дымка, медленно обвивая мои ноги, скользя вокруг  обволакивая топор. Через мгновение дымка исчезла, будто растворилась. Арк недовольно исследовал крыло, сидя на теле погибшего животного. Я наклонилась и взяла его на руки.

            - Ну что ты, мой хороший, - щебетала я ему, не замечая, как по собственному телу бегут струйки крови от ран. – Ты же храбрый, сильный ястреб! Вон как ты разделал это ужасное животное. Храбрый, стремительный!

            Ястреб посмотрел на меня своими умными глазами, и прижал голову к моей руке. Про себя я молча ругалась на всех знакомых языках, которые только могла знать. Уже в десятый раз я проклинала верховного мага, который сидел себе в столице, Созидателя, чей запрет на использование магии действовал весьма выборочно, и само путешествие с чертовыми рукописями. Мне казалось, что иногда я слышу издевательский смех. Чей он был – мага или Созидателя? Кто из них забавлялся, глядя на мои перипетии? Умывшись и перевязав раны от зубов существа, я внимательно его осмотрела. Я решила оставить себе что-нибудь на память, и вырвала большой клык монстра. Это будет хороший трофей. А завтра будет сытный обед!

            ….. Яркий свет ударил по глазам и пропал. Это привело меня в чувство. Приоткрыв глаза, я осмотрелась. Светлые стены, стол, что-то похожее на кресло, странные пластины на окне. Похоже на больничную палату. Что я здесь делаю?

            Я села на постели и выдернула иглу у себя из руки, через которую поступала какая-то жидкость синего цвета. Почти сразу же я пожалела о том, что встала. В голове бесновался рой пчел, а тело ныло, словно его грузовиком переехали. Постепенно неприятные ощущения прошли, и я прошлась по комнате, разминая кости. Именно в этот момент открылась дверь.

            Обернувшись, я увидела женщину в странном белом костюме, ошеломленно смотрящую в мою сторону. Через мгновение она исчезла в коридоре. Какое-то шестое чувство подсказало мне, что это была медсестра. Только ее костюм был похож на мини-скафандр для полетов в космос.

            Через минуту в комнату вошел мужчина средних лет в таком же скафандре, только голубого цвета. Он также был удивлен, но справился с потрясением скорее медсестры и проговорил:

            - Присядьте на постель, вам пока вредно совершать прогулки, - он подвел меня к кровати.

             Мой взгляд упал на нашивку на костюме мужчины – Доктор Клод Берсен. Французское имя. Значит, я все-таки в больнице.

            - Как вы себя чувствуете? – спросил доктор, прикладывая к моему телу какое-то устройство, похожее на экран от сотового телефона.

            - Вполне нормально, доктор.

            Клод Берсен рассматривал какие-то занятные рисунки на аппарате, который прикладывал ко мне с таким удивлением, словно видел аппарат впервые.

            - Это невероятно….. – пробормотал он себе под нос, переводя взгляд на меня.

            - Может, вы объясните мне, как я здесь оказалась, доктор, а потом будете падать в обморок от удивления? – спросила я, совершенно не понимая, что в этих рисунках, напоминающих детскую неожиданность, можно увидеть невероятного.

            Доктор с беспокойством взглянул на меня и открыл рот, чтобы что-то сказать, но тут со стороны двери раздался голос.

            - Не утруждайте себя, доктор, я сам все объясню.

            Я взглянула на обладателя этого глубокого, завораживающего голоса, и первое, что отметила, - необычные глаза. Глаза были серо-стального оттенка, словно в них переливалась ртуть. Мужчина был достаточно молод, лет тридцати, казалось, с темно-русыми волосами, перехваченными сзади лентой. На нем были темные брюки и что-то вроде куртки, на которой виднелись странные нашивки. Весь костюм был из непонятного мне материала, он переливался от синего цвета к серому. Высокий ворот куртки слегка открывал шею, на которой виднелась цепочка занятного плетения.

            - Так объясняйте же, не стойте без дела, - попыталась я улыбнуться, но тут я уловила взгляд незнакомца и улыбка сползла с моего лица. Это был взгляд холодного, расчетливого человека, который, не задумываясь, пойдет к своей цели, даже если для этого ему придется идти по трупам друзей.

            Незнакомец вошел в комнату и стал передо мной, внимательно рассматривая. Я смотрела ему в глаза, словно завороженная, не в силах отвести взор. Интуиция говорила мне, что меня связывает что-то с этим человеком….. Ночь….. здание завода, я и еще несколько человек с оружием в кустах возле этого здания….. Голос в наушнике, кричащий: «Уходи, это ловушка, бег……», выстрелы….. Этот мужчина, взгляд его стальных глаз, он смотрит с нежностью мне в глаза, коснулся рукой моей щеки…..

            Я тряхнула головой, картинки пропали.

            - Я ведь знаю вас, да?! Мы как-то связаны?! – спросила я незнакомца.

            У него в глазах появилось непонимание, он переглянулся с доктором. Клод Берсен суетливо стал бормотать какие-то медицинские термины.

            - Я….. не знаю, лорд-маршал Райдер. По всей видимости, ранение вызвало потерю памяти, но анамнезис, или, проще говоря, воспоминания,  имеют место быть. Вообще, честно говоря, - доктор понизил голос, обращаясь к лорд-маршалу, - она и выжить не должна была, не то чтобы говорить и двигаться. Черт с ним, вопреки всему она выжила, но оправиться после ранения в голову и легкое за две недели?! Да, вы посмотрите, у нее и шрамов почти не осталось, а датчик состояния организма показывает полную активность всех клеток организма. Это невозможно. Это противоречит всем законам медицины, физики и чего хотите.

            Они обернулись ко мне, уверенные в том, что говорили тихо настолько, что я не слышала ни слова.

            - Так, может, вы все же разъясните мне, что к чему? – поинтересовалась я, разглядывая пальцы на руках, которые чем-то привлекли мое внимание, но я все еще не могла понять чем.

            Доктор вышел, остался только человек со стальными глазами. Он подошел к стене, нажал какую-то невидимую моим глазам кнопку, и из стены выехал маленький диванчик, на который гость и уселся.

            - Где я нахожусь?

            - Реабилитационный центр «Орион», Кассиопея.

            - Стоп-стоп! Кассиопея? Это что, созвездие?!

            - Именно.

            - Я нахожусь на Кассиопее? Черт бы меня побрал! И….. – тут я поняла, почему пальцы рук привлекли мое внимание. Пальцы состояли из пяти фаланг. Я бросила взгляд на руки лорд-маршала – три фаланги, как и у любого нормального человека. – И, что, мать его так, это такое с моими руками?

            - Это нормально. Ты родилась такой. Может, тебе стоит взглянуть в зеркало?

            -Думаете, стоит? – спросила я, думая, что в зеркале, судя по пальчикам, я увижу мало хорошего.

            - Ты совсем ничего не помнишь? – услышала я вопрос, и отрицательно покачала головой в ответ. – Что же, будем надеяться, твоя амнезия не вечная. А пока я попробую освежить твою память…..


            Прошло пять дней с момента, как я открыла глаза. Я лежала на постели и пялилась в потолок. Пять дней меня спрашивали, как я себя чувствую, брали анализы, втыкали в шею какие-то длинные иглы. В общем, изучали меня, словно я была подопытным животным. Будь я врачом, я бы тоже стала изучать то, что увидела. Только вот незадача, здесь мой вид не вызывал никакого удивления. Меня изучали потому, что я, по их словам, мало того, что не умерла, так еще и оклемалась за две недели. Конечно, странно это, но разве плохо, когда пациент выживает? Каждый день приходили разные врачи, даже ученикам медицинских межпланетных колледжей меня показывали. Одним словом, чувствовала я себя, как в музее.

            Разговор с лорд-маршалом Райдером поверг меня в состояние ступора. Ладно, на Кассиопею меня доставили специально для реабилитации с Центавра. Именно там, по словам Райдера, я получила две пули. Так, надо разложить все по порядку.

             В общем, жила себе девушка по имени Джессика Дженсон, двадцати пяти лет от роду. Что-то там ей стукнуло в голову и она, вместе с небольшой кучкой повстанцев, начала нарушать законы империи: взрывать здания и корабли, убивать рекрутов, охрану и прочих служителей императора. Император, как и следовало ожидать, был очень недоволен, и приказал поймать всех повстанцев. Так я попала в список «особо опасных преступников галактики Эллигон». Цена за меня живую была настолько высокой, что я невольно почувствовала гордость за себя. Естественно, меня поймали. Я была приговорена к заключению в тюрьме на планете под названием Алькатрас на сто пятьдесят лет. Не проще ли было сразу застрелить, спросите вы. Я тоже задалась этим вопросом. Оказалось, не проще. Заключенных там содержат в специальных капсулах, вроде тех, что показывали несколько тысячелетий назад в фильмах старого Голливуда, в которых жизнедеятельность организма просто замораживается, и существует вне времени. Там я и провела последние сорок восемь лет.

            А потом, появился добрый лорд-маршал Райдер и сделал мне предложение. Нет, не руки и сердца, все далеко не столь романтично. В обмен на снятие всех 12 нарушений законов (из 14 имеющихся) империи, я получаю питание, крышу над головой и работу в качестве наемника. Вариантов было немного. Я согласилась. Все шло вполне хорошо, меня все устраивало. Но тут, в один прекрасный день, выполняя разведку на Центавре, которая не хотела присоединяться к империи, я схлопотала две пули, пробившие мне броню, легкое и голову. В срочном порядке меня доставили на Кассиопею, где вроде как боролись за мою никчемную жизнь. Здесь же я, собственно, и очнулась, доведя своим столько быстрым выздоровлением до обморочного состояния и медсестру, и доктора.

            История моей скромной жизни напомнила мне дешевенький боевичок землян. Тогда еще люди считали, что они единственные живые организмы на земле, хотя и снимали киноленты о внеземных цивилизациях. Забавно было смотреть на людей, они строили такие смешные теории. Откуда мне это известно? Странно, что я сама не отождествляю себя с людьми, я ведь родом с Девятого Лунного сияния, а это около Земли. Люди заселили Окололунные сияния в 22 веке. Хотя, посмотрев на себя в зеркало, я пришла в некое недоумение. В отличие от людей, у которых были голубые, зеленые или черные глаза, я имела раскосые, ярко-алого цвета глаза с густыми черными ресницами. Может из-за необычного цвета, может из-за травм, я с трудом переносила яркий свет, предпочитая носить очки с затемненными стеклами. Мои волосы были каштановыми, но своим алым отливом напоминали в отблесках света огонь. В остальном я была похожа на расу людей, если не считать пальцев с пятью фалангами. Но это, как объяснил лорд-маршал, вполне нормально, так как земляне достаточно долго адаптировались в атмосфере Лунного сияния, и претерпели некоторые изменения. Оказывается, все удивления меня еще ждали впереди.

            - Переодевайся, Джессика, - произнес лорд-маршал, войдя в палату на шестой день. Он бросил пакет на постель. – Ты возвращаешься на Легию.

            - На - куда? – Не поняла я, осматривая содержимое свертка. Там была черная куртка с высоким воротом, темные брюки и высокие ботинки.

            - Легия – главная планета империи! – гневно ответил Райдер. Ему, похоже, порядком надоела моя потеря памяти. Или нет? Что-то в его ауре было другое. – На ней находятся основные административные здания, города и резиденция нашего Императора – Пантеон.

            Я только понимающе промычала в ответ, так как в тот момент сражалась с курткой, пытаясь расстегнуть ее. Странная конструкция….. Но ведь должна же у нее быть где-то застежка?

            - Назови свое имя, детектор распознает только голосовые команды.

            - Да? Хм….. Джессика Дженсон, легионер первого класса.

            Куртка и в самом деле распахнулась, словно невидимая застежка растворилась. Я натянула остальную одежду, отмечая краем глаза, что лорд-маршал иногда поглядывал на меня. Пространство вокруг наполнилось напряжением. Значит, и правда, что-то меня связывало с ним, раз он так неравнодушен ко мне.

            - Я готова, - выровнялась я, и молча последовала за ним по длинным коридорам, с интересом осматривая окружающий мир. – Кстати, могу я поинтересоваться, вы просто лорд-маршал Райдер, или имя у вас все-таки есть?

            - Следи за своим языком, легионер, особенно в присутствии командующих. Твои колкости могут обернуться жестоким наказанием.

            Сказать, чтоб меня это испугало, не могу, но жутковато несколько я себя почувствовала под взглядом этих холодных глаз. Весь оставшийся путь до межпланетного корабля я молчала, не желая навлекать на себя гнев лорда. Внутри звездолета оказалось забавно: куча кнопок, рычажков, лампочек. Все это переливалось, сверкало, мигало так, что в глазах рябило. Меня пристегнули в кресле и предложили пару капсул зеленого цвета.

            - Это что?

            - Проглоти капсулы, они помогут тебе нормально перенести бросок через пространство.

            - А что будет без них?

            - Если учитывать, что скорость при скачке составляет около 25 тысяч световых моментов, что равно падению на тебя астероида окружностью в 490 километров

, думаю, тебе лучше не знать, что с тобой станет. – Лорд-маршал оскалился в улыбке.        

            Капсулы я проглотила.  Мне почему-то не хотелось знать, что будет, если капсулы не выпить. Я с трудом подавляла в себе желание потоптаться по всем кнопкам, которые только видела, так они меня раздражали. Странно ничего не помнить, чувствуешь себя ребенком, который всему учиться заново, словно и не было всех лет жизни. И вот ведь странно, воспоминания, посетившие меня в день пробуждения, больше никак не давали о себе знать. Иногда у меня создавалось впечатление, что я знаю больше, но, задумываясь об этом, теряла мысль где-то в подсознании.

            -….. Мы на месте, лорд-маршал Райдер! – вернул меня к реальности голос пилота.

            Я посмотрела в иллюминатор и не смогла скрыть изумление. Моим глазам предстал город, красивее которого я не знала. Это было изумительное творение с огромными модернистскими сооружениями с готическими сводами, внизу мелькали фары айркаров, рекламные стенды, а там, еще ниже, кипела жизнь. Здания взмывали ввысь, словно стремясь достать до звезд, ярко светивших на темном небе. А над острыми резными крышами построек полумесяцем стояли девять лун Сияния, как бы соединенные между собой звездами пути Ангела, образовывая прозрачную дымку голубого оттенка.

            «Красиво. Почти как дома».

            Лорд-маршал последовал к выходу, мне ничего не оставалось, как последовать за ним. Из звездолета мы попали на большую платформу, с которой открывался все тот же чудный вид, только без стекла иллюминатора. Ветер приятно освежил мое лицо; воздух здесь был несколько тяжелее, нежели в тепличных условиях медицинского центра Кассиопеи. Пока я разглядывала окрестности, наслаждаясь свежим воздухом, лорд-маршал разговаривал с человеком в униформе. Да, это определенно был человек. Высокого роста и крепкого телосложения, с темными волосами, он хорошо выглядел в костюме офицера.

            «И какого черта маршал привез это красноглазое существо именно мне? Только ее и не хватало мне в подразделении». – Донеслись до меня чьи-то мысли.

            Я быстро оглянулась по сторонам, поняв, кому они принадлежат. Человек шел ко мне с улыбкой на лице и в сопровождении лорда-маршала.

            - Легат Рик Стайер. Рад приветствовать нового рекрута в моем подразделении, - произнес человек, протягивая руку для приветствия. – Особенно, рекомендованного самим лордом-маршалом Райдером.

             Последняя фраза вуалировала, что мне здесь придется нелегко, хотя все внешние приличия были соблюдены. Я посмотрела легату в глаза, пожимая руку в ответ.

            - Джессика Дженсон, легионер первого класса. У Вас всех так тепло принимают, сэр?

            Наше приветствие выглядело даже умильно, но рукопожатие происходило не столько благодушно. Ни один мускул не дрогнул на наших лицах, растянутых в улыбке. Взгляд цепких, внимательных глаз легата вполне красноречиво давал мне понять всю нежелательность моего присутствия.

            - Легат заберет тебя на Харон, где ты пройдешь подготовку, прежде чем снова приступишь к своим обязанностям.

            Лорд-маршал направился к выходу.

            - Лорд-маршал Райдер! – я подошла к нему. – А мне обязательно туда лететь, да? Я ведь могу вернуться к ребятам, с которыми я уже сработалась, они помогут мне вспомнить…..

            Выражение лица лорда заставило меня замолчать. Создалось впечатление, что в его глазах сосредоточились все межпланетные ураганы.

            - Впредь знай, ты будешь подвержена наказанию, если осмелишься когда-нибудь противоречить мне! – холодно произнес лорд-маршал.

            - Есть, сэр, - я отступила назад, опустив глаза. – Разрешите идти?

            Лорд-маршал Райдер смотрел на меня долгим, жестким взглядом, отчего мне стало не по себе, потом кивнул головой в знак согласия. Я развернулась уйти, тая в себе какое-то странное чувство обиды на него.

            - И, кстати,  - остановил меня голос лорда, - мое имя Окура, Окура Райдер. Запомни его.


           

            ….. Полет до Харона занял около часа. Весь перелет легат хмуро смотрел на меня, изучая все мелочи моей внешности. Его неприязнь ко мне столь очевидна, что ее и скрывать не надо было за глупой официальной улыбкой. В ответ, я пристально запоминала все моменты его поведения. Мне даже показалось забавным наше безмолвное соперничество на слабость. Да, похоже, что мне будет относительно весело в его подразделении.

            - А у Вас есть женщины в подразделении, легат? – задала я вполне справедливый вопрос.

            - Были, - оскалился легат, - были. Теперь нет.

            - Они сами ушли из жизни, или им помогли?

            - Твой сарказм не спасет тебя от бичей Зондора, легионер. Лучше следи за языком, мои ребята не сдерживают эмоции так, как я.

            - Увидим, что они собой представляют, легат. Ведь я хороший боец.

            - Однако, один раз тебя все же убили, легионер. – Легат упорно отказывался называть меня иначе.

            - Посмотрим, получится ли сделать это еще раз, - улыбнулась я, глядя собеседнику в глаза. В душе у меня появилось холодное презрение к легату. Это было новое, незнакомое чувство.

            Военная база Харона выглядела, как и сотни других, мрачно и холодно. Стальные постройки создавали ощущение пустоты, земля была сухой и бесплодной, только снующие туда-сюда люди и горящий свет давал знать, что тут кто-то жив. По всей видимости, день здесь клонился к вечеру. Лонте – аналог Солнцу - здесь садилось раньше, темнело к пяти часам. Сейчас здесь стояли поздние сумерки. Порывистый ветер взмывал мои волосы вверх, отчего те казались пламенем в свете огней. Свет одного из прожекторов падал мне на лицо, заставляя жмурится. Я натянула на глаза очки, и сразу почувствовала себя легче.

            - Следуй за мной, легионер, - сказал легат, двигаясь по площадке от звездолета к входу в большое здание, которое, по всей видимости, было основным.

            Я послушно последовала за легатом Стайером. Мои глаза различили горный массив в нескольких километрах к востоку от базы. Что-то говорило мне об угрозе с этих гор, чувство, казалось знакомое мне, предвкушения опасности повышало адреналин в моей крови. Порыв ветра донес до меня мускусный запах животного, большого животного, оно было голодно. И этот запах был мне знаком. Интуиция говорила мне, что с этих гор придет скоро еще приключение для меня.

            Я вошла в здание, следуя за легатом, и осмотрелась. Голые стены, маленькие окна, почти никакой меблировки – стандартные спартанские условия военной базы. Проведя меня многочисленными коридорами, где никто не встретился нам по пути, легат Стайер остановился перед одной из тысяч дверей, которая отличалась от других только цифрой – 1369.

            - Это твоя комната. Здесь ты будешь жить с пятерыми другими легионерами. Там ты найдешь все, что тебе понадобится. Также ты найдешь распорядок дня, книгу законов империи и данной военной базы, которые ты обязана выучить и соблюдать. У тебя есть два часа на освоение комнаты, купание и прочие девичьи шалости, - с сарказмом в голосе произнес Рик Стайер, - легионеры сейчас на лекциях. К 19:00 ты должна быть в столовой. План корпуса найдешь в информационной базе.

            С этими словами легат запрограммировал двери на голосовую команду моего имени, и ушел. Что ж, достаточно вежливо. Комната представляла собой помещение примерно в сорок квадратных метров с  тремя кроватями в два яруса, столом с шестью стульями, экраном на стене и большим шкафом.

            - Спартанская обстановочка, - вздохнула я, и направилась в душ, прихватив с собой форменную одежду из шкафа.

            Обыденная форма представляла собой стандартный набор нашего времени: эластичные брюки, майка-бокс, куртка на голосовой застежке. На своей форме я обнаружила знаки отличия. Первый говорил, к какой военной базе я принадлежу, второй - о моем звании, на третьем на международном языке империи стояло мое имя. Знаки стояли на передней части куртки и на ремне брюк. Славно потрудились, даже приготовили мне именную форму по моим размерам. Возле формы я обнаружила мешочек из грубой ткани, в котором лежали двадцать субаэратов, монет империи. Интересно, они так обо всех заботятся, или я отличаюсь особым отношением из-за лорда-маршала Райдера?!

             Посмотрела на часы – 18:20. Черт, надо же найти столовую на этой базе. Надев на себя брюки и майку, я завязала волосы в хвост, обнаружив при этом крохотные металлические колечки в правом ухе, и подошла к настенному компьютеру, который, как я знала, содержит информационную базу с планом военной части. Провозившись минут двадцать с поисковой системой, которая, похоже, была умнее любого человека, я отправилась в блок С, где находилась столовая. По компьютеру я досконально запомнила дорогу к нужному мне объекту, хотя бы потому, что жутко проголодалась. Поход по бесчисленным коридорам-близнецам жутко утомлял, серые стены рябили перед глазами, радовало только одно – в коридоре горел достаточно тусклый свет. Где-то недалеко я услышала топот ног, смех и шум голосов, а еще через минуту увидела вход в столовую. Она была похожа на кафе, витрины с едой, обслуживающий персонал, накладывающий еду, автоматы с газировкой и милые столики на восемь мест. Кое-где на стенах висели искусственные растения – попытка создать домашнюю обстановку?

            Я вошла в столовую, взяла поднос и направилась в конец очереди. Сказать, что в зале стало тихо, как в могиле – значит не сказать ничего. Мне показалось, что даже слышно сердцебиения каждого из присутствующих. Через пару минут послышался первый шепоток из дальнего конца зала, еще через минуту я услышала:

            - Командир решил устроить нам сюрприз и вызвал девушку с Клейра? – все знали, планета Клейр – место для развлечений с девушками любой расы. – Если так, то, пожалуй, одной нам на всех не хватит!

            Раздался дружный хохот. Не оборачиваясь, я продолжила свой путь вдоль витрин с едой.

            - А она ничего, попка и вовсе в моем вкусе! – Издевки продолжались.

            - Может, она нас смутилась? Наверное, в первый раз ей обслуживать столько мужчин!

            - Ну, я-то настоящий мужчина, чего не сказать обо всех! – Взрыв хохота.

            - Но-но! Сейчас красавица совсем испугается от ваших пошлостей! Нельзя же быть такими неотесанными болванами!

            - Эй, красотка, тебе нравятся жеманные аристократы или ты предпочитаешь настоящих мужчин?

            Моего ответа не последовало, мои мысли были о странной массе, которую мне только что положили на тарелку. Она походила на свежих мутированных червяков с Плантакса, где случился взрыв кислотной станции. Рядом с витриной стоял автомат с газировкой. Опустив туда монету, я взяла банку Кока-Колы. Забавно, земляне все время думали, что этот напиток изобрели и назвали они. Они, конечно, сделали его из своих ресурсов, сделав богатый витаминами напиток вредным, но вот название было изначально задумано на Марсе. Расшифровывалось оно как кокаиновый орех, так как кока – это кустарник с кожистыми листьями, из которого добывается кокаин, или ангельская пыль, а кола – орехи дерева того же названия, содержащие кофеин, темобромин и дубильные вещества. Все вместе вызывает некоторую зависимость от напитка – на Земле. На родине же напитка – Марсе – компоненты обрабатывали и соединяли вместе так, что напиток становился обогащенным витаминами.

            - Ты сама по себе такая скромная, или роль у тебя такая, а?! – услышала я голос у себя над ухом, а секундой позже я почувствовала чью-то руку у себя на заднице.

            - Моя скромность, по - крайней мере, не настолько мала, как твое достоинство, - ответила я, нанося удар пяткой ботинка в пах простым сгибанием ноги.

            Сдавленный всхлип человека заглушил хохот его товарищей. Я обернулась к пострадавшему, смех стих.

            - Какого черта…? – раздался голос. – Легионер первого класса. Она что, здесь с нами служить будет?! Это шутка, верно?!

            Я обвела взглядом легионеров, среди которых отметила несколько преторианцев. Потом  взяла еду с банкой колы и направилась к ближайшему столику, за которым виднелись несколько свободных мест. За столом сидели пятеро людей, двое из них, похоже, были земляне.

            - Свободно? – задала я вопрос, не обращаясь ни к кому конкретно.

            Последовал кивок головой. Я села за стол. Масса, похожая на червяков, оказалась вполне съедобна. Мне казалось, что я не ела целую вечность, так была голодна. Уничтожив пищу за рекордно-короткое время, я откинулась на спинку стула и принялась попивать колу.

            - И какого черта ты здесь делаешь? – спросил один из землян, легионер четвертого класса, инициалы А. Ф.

            - В данный момент, - перевела я на него свой взгляд, заметив удивление на его лице, - я поела и допиваю свою колу.

            - Не знаю кто ты и откуда, но лучше тебе быть осторожнее здесь, - улыбнулся один из остальных, сидевших за столом. – Конрад Зарн, преторианец третьего класса. – Он протянул руку.

            Я посмотрела на этого человека, стараясь уловить подвох в его энергетическом поле, но ничего подобного не почувствовала и пожала руку в ответ.

            - Джессика Дженсон, легионер первого класса. У вас тут всех принимают, лапая за задницу?

            - Нет, только избранных, - улыбнулся Конрад.

            - Ты с примеркуриального Дыма, верно?!

            - Верно, с чего ты решила, что я оттуда?

            - Твой загар, куртка, ведь у вас там греет гораздо сильнее, чем где-либо, так что здесь ты пока еще подмерзаешь, ну и, конечно, волосы. Только у уроженцев Дыма растут волосы белого цвета. И за что тебя посадили в меркурианскую подземную тюрьму?

            Выражение его лица изменилось в удивлении.

            - Откуда ты знаешь?

            - Да, все просто. Кожа твоих рук поражена меркурианским газом, который существует только в условиях подземки планеты. На восстановление кожного покрова требуется до пяти лет, следовательно тебя забрали оттуда года два-три назад. Что тебе предложили? Снятие обвинений взамен работы на империю?! – улыбнулась я.

            - Все верно. Из тебя вышел бы хороший имперский шпион. Меня посадили за нарушение закона империи.

            - И сколько тебе дали?

            - Двадцать лет под землей. А ты сама откуда?

            - С Девятого лунного сияния, - ответила я, но странно, словно бы говорила о чужой планете.

            - Каким чертом тебя принесло в нашу часть? Наш легат ненавидит женщин.

            - Я здесь не по своей воле, раньше я служила в другом месте и с другими людьми. В общем, приятно было пообщаться, пойду, мне еще знакомиться с людьми, которые будут со мной жить.

            - Удачи. Надеюсь, знакомство пройдет гладко.

 

 

 

 

            Знакомство прошло не столь гладко, как хотелось бы. Я вошла в комнату, где находились пятеро человек, судя по всему, двое из которых были с Легии, остальные трое, с волосами серо-синего оттенка, – с Венеры. Двое с Легии имели короткие черные волосы и острые уши, как и все, кто родился на Легии. У них были мощные, крепкие тела, и суровые лица. Троица с Венеры была полной противоположностью Легианцам. Их волосы доходили до плеч, тела их были изящны и стройны, что вводило врагов в заблуждение по поводу их силы. На самом деле они обладали силой, равной силам трех людей.

            - Значит, ты и есть то маленькое существо, которое наделало столько шума сегодня за ужином? – спросил один из легианцев, приветливо улыбаясь. – Не обращай внимания так на парней, что шутят над тобой, они давно не видели женщин. Так что, сама понимаешь, ты для них – черный цвет для крыланов. Ты ведь знаешь, как черный цвет раздражает этих огромных птиц?! Они сразу же готовы всех порвать своими острыми клыками.

            - А ты, значит, выступаешь в роли миротворца, да? – склонила я голову, рассматривая легианца. Он не нравился мне, от него пахло опасностью.

            Глаза легианца сверкнули.

            - Конечно, нет, - его речь была отрывистой, - думаешь мне нравится твое присутствие здесь? Женщины не умеют воевать, они должны заниматься воспитанием детей и сидеть дома, а не бегать с пушкой наперевес!

            - Бласс, успокойся, тебе лучше лечь, пока лекарство не вырубило тебя снова посреди комнаты. – Остановил легианца второй. – Ложись, через две минуты тебя выключат.

            Легианец по имени Бласс послушно лег на постель и через две минуты был без сознания. Второй Легианец повернулся ко мне и указал на постель на втором ярусе.

            - Эта койка свободна.

            Мда….. Похоже, здесь все уже заочно ненавидят меня, словно бы я враг. Да и ладно. Приняв душ, я легла на свою постель и мгновенно уснула.

            Мне снились гигантские дубы Гидальго, солнце Меркурия, мрачные камеры Алькатраса, странный замок, двое псов с горящими глазами, ужин, скульптуры мужчины и женщины с амулетами в нише стены, лорд Энтони Ланкастер, его дворецкий и … снова лорд, он смотрел на меня своими карими глазами, а его волосы цвета темного каштана были словно срисованы с ранних анимэ: левый висок был открыт, волосы спадали свободными прядями с правой стороны, где были гораздо длиннее,  отдельными прядями прикрывая лоб…
            Сумиро Карунэм сидел в глубоком кресле в стиле эпохи Готики Атонна в гостиной своего, казалось, пустого дома, потягивая вино из бокала, сделанного из стекла Тефии, ограненного костью убитого им Плантавра – большого огненного хищника. Тяжелые бархатные шторы цвета темного вина прикрывали окна, крестовые своды потолка были расписаны лучшими мастерами Итаки, а камин представлял собой произведение искусства в готическом стиле, как и весь особняк.

            Черная рубашка на Сумиро была расстегнута до середины груди, показывая смуглое, упругое тело, и небольшой амулет на тонкой цепочке. Амулет был в виде капли воды, с полумесяцем в нижней его части и ярко-алой пятиконечной звездой в середине. Сумиро Карунэм сидел, спустя одну ногу с кресла, на вторую ногу он опирал руку  бокалом.

            - Вам подать ужин сюда, хозяин? – раздался голос за спиной Карунэм.

            - Нет, Мортис, я не хочу есть, - голос Сумиро был низким и тихим, словно бархат, но четким и твердым, как гранит.

            - Хозяин, вам надо поесть, - настойчиво твердил слуга. – Нельзя питаться вином и мыслями.

            Сумиро продолжал смотреть на огонь.

            - Я скучаю по ней, Мортис. – голос хозяина слегка дрогнул.

            Мортис подошел к своему хозяину и проговорил:

            - Мне тоже не хватает ее, сэр, - он посмотрел на Сумиро, - но вернуть ее уже нельзя. Память о ней будет жить в наших сердцах, но мертвого не оживить, как бы этого не хотелось. Пойдемте, сэр, я подам вам ужин в малом зале, сегодня миссис Кларк приготовила ваше любимое прожаренное мясо с картофелем по-фобосски, а на десерт шоколадный пирог со сливками.

            - Хорошо, - Сумиро улыбнулся. – Накрывай ужин, ты соблазнишь даже мертвого. Я буду через пять минут.

            Мортис вышел.

            - Зачем же ты оставила меня одного?! – произнес Сумиро, глядя на большой портрет своей жены над камином.

            Ответом ему была тишина. Огонь в камине бросал причудливые блики на стены, и играл в глубоких карих глазах Сумиро…..


            Я и еще почти шесть тысяч человек с разных планет стояли под солнцем на огромном стадионе, где, как я успела узнать, проводились сборы перед инструктажем. Конрад Зарн – знакомый по столовой – стоял неподалеку от меня со скучающим видом. Наконец, перед строем появился легат Стайер в сопровождении четырех своих приближенных.

            - Итак, - заговорил он твердым, уверенным голосом, и я поняла, почему его уважают солдаты, - как вы уже успели заметить, в нашей части произошли некоторые изменения. Пятеро воинов первого класса показали себя с лучшей стороны, они отправились на Легию, для дальнейшей службы императору с повышением военного звания. Их ждет большое будущее, как и некоторых из вас. Но только некоторых. Остальные останутся таким же дерьмом, как и были до прибытия сюда. Взамен, нам прислали нескольких добровольцев. Как я предполагаю, вы успели с ними познакомиться в несколько иных условиях. Сейчас я официально представлю их вам. Рин Торузо – курсант, - продолжал легат.

            Из строя вышел парень двадцати двух лет на вид с черными, как смоль волосами, и острыми верхами ушей. Отдав честь легату, он стал чуть в отдалении перед лицом к строю.

            - Эван Вариан, легионер пятого класса.

            Еще один Легианец. Похоже на расовую дискриминацию.

            - Крист Пламм, легионер пятого класса.

            Я почти не сомневалась, что он будет легианцем. Но когда этот Легианец вышел, я мгновенно ощутила всю опасность, исходящую от него. У него были умные, быстрые глаза, его взгляд сквозил жестокостью и расчетливостью, а все его тело будто было готово к немедленному прыжку на своего врага. Я встретилась с ним взглядом. Он ухмыльнулся мне в ответ, а глазами выразил все, что можно было бы выразить словами и кулаками.

            - Уилл Питерс, курсант.

            Землянин.

            - Но, среди нас есть и отличившийся легионер, за неполный год службы, быстро продвинувшийся по карьерной лестнице. Сам лорд-маршал Райдер привез этого легионера и рекомендовал мне. – Сарказм Стайера был направлен, естественно, против меня. По строю пробежался шепоток. – Джессика Дженсон, легионер первого класса.

            Я стала лицом к строю, отдав честь легату. На лицах некоторых легионеров читалось явное презрение, другие рассматривали меня с интересом.

            - Примите новобранцев в наши стройные ряды, как они того заслуживают. Это все.

            Весь строй отдал честь уходящему легату, затем двинулся в сторону другого корпуса.

            - Подумать только, лорд-маршал рекомендовал женщину в наши ряды! – пробасил проходящий мимо меня Бласс – легианец, с которым я имела честь жить в одной комнате. Он шел рядом с новобранцем. Его походка была пластичной и осторожной, как у животного.

            - Эй, детка, как ты смотришь на то, чтоб мы тебя приняли в свои ряды? – раздался голос у меня за спиной, но прежде, чем я успела ответить, возле меня оказался Конрад Зарн.

            - Отвалите, свиньи, - резко бросил он, и я заметила, что четверо пошли своей дорогой. На форме у них красовались бляхи легионеров третьего класса. – Не обращай внимания, Джесс, они кретины. Не против, я тебя буду звать Джесс?!

            Видимо, день был не мой, потому как меня и здесь перебили. Какой-то высокий громила с детской улыбкой шел мне навстречу.

            - Глазам не верю! – прогремел он; этот громила был мне знаком. – Джей-Джей! Я уж думал, ты на том свете!

            Он шел вперед, расставив руки, и говоря на языке Инту, кодовый язык нашего подразделения. Конрад Зарн попытался остановить его.

            - Слушай…..

            - Не надо, Конрад, я его знаю, – остановила я Зарна, растягиваясь в улыбке. – Привет, Лукас.

            - Джей-Джей! – Лукас обнял меня. – Я думал, что ты погибла. Увидев сегодня тебя перед строем, я подумал, что ошибся, но потом увидел твои глаза. Ни один человек на свете не имеет красные глаза и так не любит свет, как ты. 

            - Знаешь, у меня есть много вопросов к тебе. Когда мы сможем спокойно поговорить?

            - Вечером, подходи в бар к восьми, после ужина, – проговорил Лукас, догоняя свою группу.

            - Здесь есть бар? – спросила я Конрада.

            - Тут много чего есть, тебе надо осмотреть базу, Джесс, иначе даже знать не будешь, сколько здесь всего увлекательного. Хочешь, возьму тебя к себе в группу?

            - Это еще зачем?

            - Здесь все поделены на группы, если, например, группа Альфа занимается на стрельбище, группа Вета – в спортзале, то Гамма – занимается где-нибудь на лекциях. Занятия по группам – группа составляет примерно 50-60 человек - получаются более эффективные, чем когда все шесть тысяч занимаются вместе. Считай, это как занятия по расписанию. Расписание составляют старшие группы, обычно это место занимает старший по званию. В нашей группе Арктур старший я.

            - Ясно. Ок, я с вами. И где наша группа будет тренироваться сейчас?

            - На стрельбище.

            Капитан Морган Дикен, известный под именем Зверь, двадцать лет воевал плечом к плечу с легатом Стайером. На последнем задании он был тяжело ранен, фактически ему оторвало обе ноги и правую руку. Все части тела были заменены механическими протезами последних моделей. Легат Стайер стал командиром данной базы, а капитан изъявил желание преподавать здесь курсы новейшего оружия.

            Капитан представлял собой мужчину сорока лет с лицом, испещренным шрамами от ранений, проницательными глазами и скромной залысиной на затылке. Он был ближайшим другом легата, а значит, не любил меня уже заочно.

            Капитан обвел группу суровым взглядом, вглядываясь в наши лица так, словно искал виновного в преступлении. В тот момент, когда его взгляд остановился на мне, его губы растянулись в улыбке.

            - Я вижу, преторианец Зарн, вы взяли под свое крыло новичка. Да еще и такого милого.

            - Так точно, сэр! – Конрад отозвался мгновенно.

            - И как зовут нашу маленькую незнакомку?

            - При всем уважении, сэр, - заговорила я прежде, чем успел ответить Зарн. – Мой возраст не имеет никакого отношения к моему профессионализму. Джессика Дженсон, легионер первого класса, сэр!

            Члены группы посмотрели на меня, как на сумасшедшую. Капитан застыл.

            - Что же, добро пожаловать в наш маленький ад, ваша спесь очень быстро здесь собьется.

            Он подошел к одному из столов, взял винтовку и повернулся в нам.

            - Сегодня я расскажу вам об этой вещице. Лазерная винтовка АрИкс 75-40. В этом оружии есть батарея, которую можно заряжать. Именно она дает возможность вам стрелять электрическими зарядами, способными при попадании даже разнести человека или другое существо на части. Дальность стрельбы составляет 2 километра…..

            Я подавила смешок. Капитан посмотрел на меня.

            - Я сказал что-то смешное, легионер Дженсон?

            - Нет, сэр, просто вы допустили неточность.

            - Ах так?! Так, может, вы лучше сможете рассказать об этом оружии? Идите сюда, посмотрим, насколько вы осведомлены.

            Я подошла к капитану Дикену, приняла из его рук оружие и осмотрела его.

            - Дальность стрельбы АйТи 75-30 составляет 2 километра. Дальность же стрельбы этой модели будет почти три километра, - я посмотрела на ствол, - если быть точным – 2,8 километра. Прицельная дальность стрельбы – 1 километр. Эта модель – усовершенствованная АйТи 75-30, которая использовалась, в основном, для близкого боя. Эта же модель можно совершенно идеально подходит и для ближнего, и для дальнего боя. От регулировки мощности зависит дальность вашей стрельбы. Можно использовать «разогретые» блоки, что позволяет наносить в 1,5-2 раза больший урон, однако, меньшее количество раз. Скорострельность, в отличие от автомата, зависит полностью от человека. Заряжать батареи можно в специальных устройствах, также на солнце, что, к сожалению, не дает полной мощности, при необходимости можно бросить блок в огонь. Это снижает показатели блока, но, если другой возможности нет, эта подойдет идеально, потому как зарядка происходит достаточно быстро. Примерно….. – я осмотрела блок, - за полчаса произойдет полная зарядка данной батареи.

            Я знала, что неплохо разбираюсь в оружии, и имею хорошую интуитивную точность. Видимо, преступное прошлое было богатым. Члены группы слушали меня с интересом, что позволило мне потешить самолюбие. Капитан был удивлен, хотя слушал с не меньшим интересом.

            - Отлично, легионер. – Произнес он в итоге, одобрительно кивая головой. – Откуда такие превосходные познания?

            - Будете смеяться, капитан, но я не помню. Просто я это знаю.

            Капитан внимательно посмотрел мне в глаза. Затем протянул мне другое оружие – плазменное.

            - Расскажи о нем, - это был не приказ. Это была просьба.

            Я взяла оружие в руки.

            - Плазменное оружие модели СиПлекс 5КУ….. – после этого оружие, капитан дал мне другое, потом еще и еще, наказав при этом группе заносить в свои чипы-конспекты все сказанное.

            Я без запинки рассказывала о любом оружии, попадающем мне в руки. Просто где-то в подсознании всплывала информация, как из энциклопедии, и любое оружие было для меня как открытая книга. Так продолжалось около часа. По истечении этого времени приходила другая группа, а наша отправлялась на лекцию о стратегическом поведении.

            Капитан пожал мне руку.

            - Я и сам не рассказал бы лучше. Ты молодец, Дженсон. Необычно встретить ученика с такими отличными познаниями. Почему ты все время щуришься?

            - Мои глаза более чувствительны к солнечному свету, чем ваши. Дефекты адаптации к атмосфере.

            - Жду вашу группу завтра, Зарн.

            И он направился к следующей группе.

            - Итак, сегодня я расскажу вам об….. – эхом донеслись до нас его слова.

           

           

            После ужина, переодевшись и найдя в информационной базе план всей базы, я направилась в бар. Оказывается база была больше, чем я ее себе представляла. Здесь можно было найти практически все: магазины – не галактического стандарта, конечно, но все же!, два салона тату, парикмахерская, спортзалы, даже лоток с цветами. Главной достопримечательностью был бар «Вспышка» с затемненными внешними стеклами, что делало бар достаточно уютным, в совокупности с его приглушенным светом и обстановке в стиле старинного замка. Вывеска мерцала, соответственно названию.

            Лукас сидел за столом еще с тремя такими же громилами, как и он сам.

            - Привет, Лукас, - поздоровалась я, одновременно кивая остальным в знак приветствия.

            - Джей-Джей! Ты точна, как всегда.

            Лукас представил меня своим друзьям, после чего мы отсели за соседний столик.

            - У меня есть к тебе несколько вопросов, Лукас, надеюсь, ты прольешь мне свет на некоторые события.

            - А в чем дело? – удивленно проговорил Лукас.

            Я вздохнула и рассказала ему, все что помнила, со дня, когда очнулась в медицинском центре Кассиопеи. Лукас терпеливо слушал мою историю, лишь изредка задавая вопросы, уточняя некоторые детали.

            - Что же, главное, что потеря памяти не полная. Если ты вспомнила меня, значит, вспомнишь со временем и остальное. А пока рад буду напомнить тебе все, что знаю. Познакомились мы на Ратре, это недалеко от Легии. Там ты появилась раньше меня, поэтому, что было до этого – сказать не могу. Знаю только, что ты не любила распространяться о своем прошлом. Вроде бы ходили слухи, что ты не доброволец, а попала на Ратр из тюрьмы. Каким боком – этого я не знаю. У тебя была слаженная команда, вы всегда работали вместе: Люк, Зандер, Диран…..

            - Куари и Блейк, - закончила я за Лукаса. Эти имена я знала как пять свои пальцев. Перед глазами появлялись образы ребят из мой команды, они принадлежали к самым различным расам и были абсолютно не похожи друг на друга. Но у нас было одно общее – все мы попали в имперские войска не по своей воле. Я вспоминала. – Что же случилось потом? Я помню, мы вроде собирались на разведку на Центавр….. – Потом снова мелькали картины зданий, выстрелы, голос, кричащий мне уходить.

            - Знаю только, что никто из вас не вернулся, говорили вроде, что вас там ждали. И ты единственная из вашей команды, кого я вижу живой.

            Так, кое-что в памяти мне удалось восстановить. Только вот абсолютно ничего не помню, что было до тюрьмы, и на этой разведке.  Все же, некоторое ощущение эйфории меня не оставляло – ведь по кусочкам, по мелочам, но я вспоминала.

            - Спасибо, Лукас.

            - Да не за что, собственно. Пойдем к нам за столик, выпьем. Держу пари, ты сто лет не пила свою любимую текилу! – он широко улыбнулся.

            - Это точно. Пойду, закажу нам выпить. Нашу встречу надо отметить.

            - Ок. Я буду за столиком.

            Я подошла к барной стойке.

            - Десять порций текилы за второй от входа столик.

            - Пять субаэратов, легионер.

            Что за дурная манера здесь у всех называть меня легионер? Я отсчитала пять монет и собралась отходить от стойки. Передо мной стояли новобранец Крист Пламм, Бласс и его два дружка. Я сразу заметила, что Крист теперь главный в их шайке. Значит, я была права в отношении его, он и правда опасен. Пламм подошел чуть ближе, все также ухмыляясь, все мое тело напряглось, словно готовясь к бою. Интуиция говорила мне, что просто так мы на этот раз не разойдемся.

            - Интересно, - медленно проговорил Крист. Голос его был вкрадчивым и жестким. – Что же ты сделала такого, что сам лорд-маршал рекомендовал тебя?

            - Не твое собачье дело, легианец, - сверкнула я глазами от гнева, сообразив на что тот намекает.

            Я повернулась, чтобы обойти его и даже успела сделать шаг.

            - Женщина, что ты еще могла сделать для того, чтобы так быстро стать легионером первого класса, кроме как отдавать честь каждому офицеру? - он намеренно повысил голос.

            По бару разнесся гогот. Это была последняя капля за эти дни.

            - За твои слова я вырву тебе твой поганый язык, ублюдок! – сказала я и молниеносно – даже неожиданно для себя – нанесла удар ногой прямо ему в челюсть.

            Не знаю, как он смог увернуться, но там, куда я била, Криста не оказалось. В то же мгновение я почувствовала боль в нижнем ребре и поняла, что оно хрустнуло. Мне понадобилась секунда, чтобы понять его технику. Точечная техника школы Арания. Ее использовали древние. Только эта техника позволяла создавать иллюзию. Именно на нее я и купилась, кретинка, и нанесла удар в фактически пустое место.

            Пламм стоял впереди, но на этот раз я знала, что там его нет. Я резко прыгнула вперед, всем видом показывая, что собираюсь бить иллюзию, но в последний момент сделала сальто назад, таким образом, перепрыгнув противника, который подбирался сзади. Обхватив его за шею, я слегка придушила его.

            - Используй свою технику только для добрых дел, ибо искусство несёт в себе силу Добра. – Повторила я одно из правил школы Арании. – Ты нарушил клятву, данную учителю?!

            Крист растворился в моих руках и следующий удар я получила прямо в лицо. Кажется, в этот момент хрустнул нос, но я меня не было времени думать об этом. Этот легианец был опасен, нельзя было останавливаться. Следующим приемом я бросила его на ближайший столик, который тут же сломался под его весом. Вокруг нас собралась толпа. Краем глаза я заметила, что Лукас с друзьями дерутся с Блассом и его помощниками. Драка продолжалась минут семь.

            Я как раз готовилась отловить исчезающего Криста, как кто-то оттащил меня в сторону, схватив за руки. Это была охрана порядка базы. Нас растащили в разные стороны. Из толпы показался легат.

            - Ну, и какого черта здесь происходит?! Кто зачинщик драки? Я так и знал, что от женщины на моей базе будут проблемы!

            - Сэр, - вмешался в разговор Конрад Зарн. – Я уверен, легионер Дженсон никоим образом не…..

            Я взглядом заставила Конрада замолчать.

            - Сэр, я начала драку. Никто больше не виноват, сэр. Все начала я. – Произнесла я, стараясь выпрямится, но держащие меня солдаты не давали мне такой возможности, высоко подняв руки за спиной.

            Легат повернулся ко мне со злорадной улыбкой на губах.

            - И не зря тебя отделали. Я же говорил, тебе не избежать бичей Зондора!

            - Но, сэр….. – попытался снова вмешаться Конрад, но легат остановил его.

            - В одиночку ее на ночь, а утром посмотрим, из чего она сделана. Приготовьте бичи к утру! – легат  ушел.

            Солдаты вывели меня из бара и повели по коридору. Рядом возник Конрад Зарн.

            - Какого черта ты вообще полезла в эту драку, Джесс? Почему ты не дала мне договорить? Я смог бы ограничить тебя предупреждением на первый раз!

            - Я не хотела, чтобы Лукаса из-за меня наказали, - я сплюнула, - да и к тому же что страшного? Подумаешь, отсыпят мне бичом пару десятков раз, не умру.

            - Ох-хо-хо, Джесс, ты не знаешь, что такое бичи Зондора.

            - И что же в них такого страшного?

            - Бичи Зондора – это плетки из металла, раскаленные до красна. Именно ими тебе завтра и отсыпят, как ты говоришь, пару десятков раз.

            - Из металла, говоришь?! Почему ты мне раньше не сказал? Что-то меня уже вовсе не так радует мой геройский поступок спасения других от бичей. Ты, главное, мне воды потом принеси, ладно? Холодной, - я сплюнула еще раз; в сгустке крови я разглядела маленький комочек. – Конрад, ты представляешь, этот ублюдок выбил мне зуб! Надеюсь, у вас здесь есть стоматологи, а то вам придется оплачивать мое лечение….. - ухмыльнулась я солдатам.

 

            Подземная тюрьма Меркурия с его отвратительным климатом была номером люкс по сравнению с одиночкой, в которой я провела ночь. Это помещение было не больше шести квадратных метров на глубине сорока метров, по колено заполненное отвратительной грязной водой. В воду плавали крысоклоты – мутированные черные крысы, с увеличенной челюстью и маленькими красными глазками. По стенам ползали трупоеды, мелкие черви с зубами. В камере не было ничего, ни свежий воздух, ни даже луч света сюда не проникал. Отсутствие света меня мало волновало, в темноте я чувствовала себя гораздо уютнее, а мое зрение позволяло мне видеть не хуже, чем любому человеку днем. Нехватка воздуха тоже не произвели на меня впечатления, после тюрьмы на Классиусе – а там с кислородом были всегда большие проблемы – здесь его для меня было достаточно. Стоп. Я точно помню свое заключение на планете Классиус за беспорядки на Крондоре. Меня посадили туда на 3 года, но через полгода я сбежала. Когда же это было? Видимо, мне вспомнилась моя жизнь до заключения на Алькатрасе. Что же, похоже, в этой истории с наказанием все же есть положительные моменты.

            Единственное, что меня бесило – так это отсутствие какого-либо предмета, на котором можно было хотя бы посидеть. После драки с этим сумасшедшим легианцем у меня ныло тело и мне жутко хотелось прилечь. Но мне не оставалось ничего, кроме как ходить кругами по периметру моей скромной обитель. Мимо двери ходил часовой; я видела его через решетку.

            - И не надоело тебе ходить туда-сюда, парень? – спросила я. Мне надоело ходить и я села на пол, облокотившись на холодную стену спиной. Один из крысоклотов забрался мне на колено. Я погладила его. Грызун оказался ласковым, ему нравилось, что его гладят. – Даже у меня уже голова кружится от твоей ходьбы.

            Ответа не последовало.

            - Эй, ты чего, немой? Или глухой?

            - Мне велели не заводить никаких разговоров с тобой, легионер.

            - Так это же я разговор завела, так что ты вроде как и не причем. Верно?

            - Верно, - неуверенно последовал ответ.

            Ну  и кретин этот часовой! Меня это даже позабавило.

            - А ты знаешь, за что я здесь?

            - Ну, вроде слышал, что ты зачинщица драки.

            - Верно. Только вот зря они время тратят.

            - Это почему же? Одиночка не самое желанное место для любого солдата, да еще и бичи Зондора. – По-детски наивно проговорил часовой.

            - А ты знаешь кто я?

            - Нет. А кто?

            - Ты когда-нибудь слышал о вампирах? – Вспомнила я легенды, которые мне рассказывал….. Кто же мне их рассказывал?

            - В…... вампиры – это мертвые люди, что пьют кровь людей? – Напряжение в голосе солдата позабавило меня еще больше.

            - Ага, превращая людей в таких же, как и они…..

            - Так…..так ты имеешь к ним какое-то отношение?

            - Более, чем просто какое-то отношение. Я и есть вампир! Драку я затеяла для того, чтобы покусать некоторых из солдат, чтобы они смогли превратить в вампиров остальных! Хочешь, я тебя сама укушу, пока мои вампиры не добрались до тебя? – Я бросилась к решетке на двери, оскалив зубы в улыбке.

            Мои красные глаза имели свойство чуть светиться в темноте, а учитывая, что после драки на мне было крови хоть отбавляй, сами понимает, какой это произвело эффект. Бедный часовой побелел, остолбенел, от чего стал похож на испуганную белую мышь. Для большего эффекта я зашипела. Солдат, показалось, сейчас точно упадет в обморок. Я перестала скалиться, и лизнула решетку, не отрывая взгляда от глаз часового.

            - Хотя ладно, ты, я смотрю, хороший парень, оставлю тебя в живых. – С этими словами я направилась обратно в темноту на свое место.

            - Да-да, я очень исполнительный солдат, - с благоговейным страхом в голосе произнес часовой. – Меня не надо делать мертвым.

            Господи, неужели, существуют еще на свете такие кретины? И этого болвана ставят как часового! По-крайней мере, общение с этим полудурком скрасило время моего пребывания в одиночке.

            Через четыре часа мои ноги затекли от постоянного сидения на одном месте, а мой опыт изучения языка крысоклотов достиг совершенства.  Я снова стала ходить по кругу, пересчитывая трупоедов на стенах…..


            В этой конуре, что называли одиночкой можно было умереть от двух вещей: духоты и скуки. К утру я могла сказать, сколько всего крысоклотов плавает в воде, сколько трупоедов ползает по стенам и сколько пота от нервов выделяет часовой. Самочувствие было не ах какое классное, но, в целом, довольно терпимое. Беспокоило только хрустнувшее ребро, которое сломал мне Крист, да зуба не хватало.

            Когда за мной пришли, я почти бегом бросилась на выход, повергнув в недоумение тем самым конвой, - так мне хотелось свежего воздуха. Проходя мимо окна, я пришла в ужас: вид мой оставлял желать лучшего. Взъерошенные волосы, распухшее от вчерашней драки лицо с запекшейся кое-где кровью и в довершение всему мокрая, грязная одежда. Неудивительно, что часовой ночью-то испугался, учитывая еще и тот фактор, что было около полуночи. Я бы сама себя испугалась.

            Солнце палило нещадно, не смотря на то, что было раннее утро, и я почти ничего не видела. Меня куда-то волокли, а я себя ощущала словно слепой котенок, не в силах открыть глаза. Со всех сторон слышался неразборчивый шепот; похоже, здесь собрали всех легионеров, которых только смогли найти.

            Мои руки привязали к двум столбам, растянув их вверх и в стороны.

            - Итак, - услышала я голос легата позади себя и поняла, что нахожусь спиной к строю. – Сейчас легионер Джессика Дженсон понесет наказание в виде пятидесяти ударов бичами Зондора. – Легат сделал небольшую паузу. Пятьдесят ударов? Это совсем не пара десятков раз, как я ожидала. - Всем вам это послужит уроком. Никому не позволяется нарушать правила моей военной базы. Ни курсанту, ни легионеру, ни кому-либо другому. Приступайте.

            Последнее его слово мне совсем не понравилось. Каждую секунду я ожидала удара, но его не следовало. Ни единого шороха не было слышно. Чем дольше вокруг царила тишина, тем гнетущее была атмосфера. Где-то надо мной пролетела большая птица - падальщик, издав пронзительный, полный отчаяния крик. В этот момент свист бича слился с криком птицы, и в следующий момент я почувствовала, как мою спину обожгло огнем. Через доли секунды я ощутила еще один удар. Больше всего на свете мне хотелось закричать, чтобы это остановилось, но я дала себе слово, что не доставлю такого удовольствия легату. Майка, рассеченная бичом, прилипала к ранам, а удары продолжали сыпаться градом, боль была нестерпимой. Я крепче сжала зубы, и подумала о рассвете Акрополя, о большом, ярко-алом Лонте, бросающем блики на высокие своды арок Великого Суда, о гигантских дубах Альфарского леса….. Стоп, Акрополь? Откуда я помню все это? Неужели, я все это видела и забыла? Как мне надоели эти воспоминания, которые мне ничего не дают! Лучше бы я вообще ничего не помнила, чем вот так, по кусочкам, собирать информацию. Надо найти способ вспомнить все, что было до моего выздоровления на Кассиопее. Надо найти способ!

            Еще один удар вернул меня к реальности. Спина горела, словно в огне. Казалось, еще немного и я точно потеряю сознание. Лишь сила воли не давала мне кануть в забытье.

            - Пятьдесят! – Услышала я голос, который показался мне слаще рахат-лукума из Арабии.

            Мне даже стало легче  только оттого, что град ударов прекратился. Ну вот, осталось теперь добрести до постели и нормально поспать. Мои руки освободили, но ноги меня не держали, и я упала на колени. Конвоиры стали помогать мне подняться, но я оттолкнула из руки и поднялась сама. Признаюсь, поднялась я с трудом и боялась, что упаду. Это был совсем не кинофильм о бессмертном герое, которому все нипочем, - это была реальность, и происходило это со мной. Но я не могла порадовать легата. Я вымучила из себя кривую ухмылку и обернулась к Рику Стайеру.

            - Я могу идти, сэр?! – сарказм в моем голосе сквозил наглостью.

            Я не вышла за рамки приличий, хотя и все слышали иронию в моем голосе. Легкий смешок прошел по строю солдат, но тут же стих. Легат определенно был в ярости, но не мог наказать меня, поэтому он просто кивнул. Мне предстояло преодолеть расстояние до входа в главный корпус; около пятидесяти метров. Но даже эти метры казались мне длинными километрами. Заставив себя двигаться более уверенно, я протопала к корпусу и вошла внутрь и скорчилась от боли и усталости. Здесь мое самочувствие улучшилось не столько от долгожданной прохлады здания, сколько оттого, что солнце больше не слепило меня.

            - Джесс, - так меня здесь называл только один человек, - постой! Да погоди же!

            Вздохнув, я собрала в себе силы выпрямиться, потому как половину пути преодолевала на полусогнутых ногах. Конрад Зарн подбежал ко мне.

            - Держись за меня, - велел он, - говорю тебе, держись за меня! Я, в конце концов, командир нашей группы!

            Нехотя я положила руку Зарну на плечи, перенеся половину своего веса на него. На самом деле, я испытывала огромное чувство благодарности к старшему группы, хотя и не показывала этого. Через пару минут я поняла, что коридор, по которому мы идем, ведет совсем не в отсек с комнатой, где я жила.

            - Конрад, мы идем не туда, номер моей комнаты 1369! – Я попыталась возразить, но получилось у меня это плохо.

            - Больше нет. Теперь будешь жить в комнате 1693. Видишь ли, нам подселили Криста Пламма, а тебя – к Блассу. Так как они ошиваются вместе, то им вместе будет веселее жить. К тому же ты зачислена в нашу группу. Твои вещи принесут.

            - Но наш великий командир базы придет в ярость! Он найдет к чему придраться, но еще и вас за это накажет. А я, честно врать не буду, совсем не советую испытывать на себе эти кнуты, или как их там.

            - Все будет в порядке. Морган Дикен берет все на себя.

            Я остановилась. Морган Дикен? Капитан, что знакомит нас с оружием? Лучший друг и боевой товарищ Стайера? Что же, похоже, я в нем ошибалась. Он и правда хороший мужик.

            - Ладно, буду жить в вашей комнате. Только тащи меня поскорее, ладно?!

            - Если будешь ворчать, как старая бабка, я верну тебя обратно к Блассу и Пламму, поняла?! – Пробурчал Конрад Зарн.


            Я стояла посреди большого холма, покрытого тонкими колосками. Небо было темным, словно собирался ураган, кое-где мелькали молнии. Впереди виднелись сплошные холмы, колоски, развевающиеся на ветру, создавали впечатление, что земля шевелится под ногами. Очередной порыв ветра принес запах опасности.

            Склонившись, я протянула руку к земле. Кто-то двигался в эту сторону. Кто-то шел с намерением убить. Выпрямившись, я обернулась. Позади меня стояла большая армия, как две капли воды похожих друг на друга воинов: одного роста, одного телосложения. На всех были черные доспехи, закрывающие полностью все тело, в шлемах была тонкая прорезь для глаз, на локтях и коленях были шипы, темного цвета массивные мечи висели за спинами. Все, как один, ждали моего приказа.

            Я посмотрела на свои черные доспехи, отливающие алым цветом. Отлично сделанные, идеально по моему телу, они были легки, как перо, и прочны, как титан. На мне не было шлема: высокий ворот закрывал шею и затылок. Крепко сжав руками свой большой обоюдоострый, двусторонний топор, я громко отдала приказ на древнем языке приготовиться к бою. Воины обнажили мечи, сжимая их в руках так, что никто не смог бы выбить его, и застыли в ожидании.

            На горизонте никого не было, но я знала, что противник недалеко. Порыв ветра развевал мои волосы, донося до меня звуки лязгающего металла. Все застыло на мгновенье вокруг, наступила тишина…..


            Я открыла глаза и села на постели. Был вечер, в комнате находились семеро человек, среди них был Конрад Зарн. Услышав шорох, он обернулся.

            - Проснулась?

            - Кажется, да, - я ощущала себя божественно хорошо по сравнению с состоянием после наказания. – А я сколько проспала?

            - Весь день, сейчас уже девять. Как самочувствие?

            - В целом – отлично, но вот тело ноет оттого, что пришлось спать на животе, или, на худой конец, на боку в позе Зю.

            - Ну, это ничего, разомнешься. Дай-ка я посмотрю твою спину. Мне пришлось отдирать твою майку вместе с кусками кожи.

            Я послушно повернулась к Зарну спиной и приподняла майку. Конрад снял повязки.

            - Ну ни черта себе, - воскликнул он удивленно.

            - Что? Что там такое?

            - Да твои раны почти затянулись, вот что! Такое впечатление, что бичами отхлыстали с неделю назад, а не сегодня утром.

            - Ах, это, - я опустила майку, - у меня такое уже было.

            - Тебя уже наказывали бичами Зондора?

            - Да нет, просто я….. Слушай, а у вас тут сколько человек живет?

            - Десять, включая тебя. Конечно, нас тут больше, чем в твоих предыдущих апартаментах, но зато веселее. Давай я тебя познакомлю. Этот белокурый здоровяк – Сэм, - здоровяк кивнул, - он чаще всего молчит. Тот высокий стройный красавчик – Мэтт.

            - Привет, - поздоровался Мэтт, улыбаясь, - рад, что с тобой все в порядке. Тут многие ребята переживали за тебя. А здорово ты легату ляпнула сегодня! А почему у тебя глаза красные?

            Вопросы сыпались из него, словно из поисковой системы.

            - Он, в отличие от Сэма, говорит за двоих, - пояснил Конрад, оборачиваясь в сторону крепкого парня с пепельными волосами, - это Сильвер, он…..

            - С планеты Церебра, - закончила я за командира группы. Церебра – планета третей галактики.

            - Ты знаешь, где это? Он сам молчит все время, ничего не рассказывает о себе. Только имя знаем и все.

            - Как же ты сюда попал? Твоя планета так далеко отсюда, Сильвер? – обратилась я к человеку с пепельными волосами.

            Сильвер обернулся так резко, что даже воздух колыхнулся порывом. На его лице появилась легкая улыбка.

            - Я уж и не думал, что встречу кого-нибудь, кто говорит на языке четырех стихий! – произнес он.

            - Я и сама не знала, что говорю на нем. Я вообще мало, что о себе помню. Меня зовут Джесс….. Просто Джей-Джей, ладно?! Так как ты сюда попал?

            - Я наемник. Мой звездолет потерпел крушение недалеко от Легии. Имперские легионеры нашли меня, документов, как сама понимаешь, у меня не было, на межпланетном языке мне не приходилось раньше общаться, я им объяснил, как мог, что я воин. Они меня сюда и послали. А ты как сюда попала?

            Я вкратце рассказала Сильверу историю моего пробуждения.

            - Мало есть того, что я помню о себе. У меня некие знания, которые проявляются со временем, как например знание некоторых языков, и все. Да сны мне иногда странные снятся.

            - Я думаю, со временем, ты все вспомнишь. – Улыбнулся Сильвер. – Эй, надеюсь, ты поможешь мне освоить этот жуткий язык, а то я ни черта не понимаю из того, что все говорят.

            - Без проблем. – Я обернулась к Конраду, который вопросительно смотрел на нас. – Он не знает межпланетного языка. Вот и вся проблема. Мы договорились, что я научу его.

            - Понятно теперь, почему он такой молчаливый. Слушай, и много у тебя способностей еще, кроме заживления ран и знания языков?

            - Знаешь, если бы я помнила о себе несколько больше, чем есть на самом деле, думаю, что смогла бы тебе ответить тебе на этот вопрос. – Я задумалась. - А может в бар?

            - Что-то мне не нравится эта твоя мысль, Джесс, - задумался Конрад, а все в комнате засмеялись.

           

            Бар был забит почти до отказа. Каким-то чудом мы нашли свободный столик и заказали выпить. Глотнув текилы, я почувствовала себя еще лучше, сонливость уступила место приятной веселости. Вокруг стоял шум, смех и звон рюмок.

            - Джей-Джей, - услышала я голос Сильвера, - Что там тебе за сны снятся? Может, расскажешь, кто знает, вдруг что надумаем? Две головы все же лучше одной.

            Я повернулась к нему и рассказала сон, что увидела сегодня, сон про неизвестного мне человека с каштановыми волосами и карими глазами. Сильвер внимательно слушал, не перебивая, потом как-то странно задумался, смотря в мои глаза.

            - Да уж, людей с каштановыми волосами и карими глазами не так уж мало во всей вселенной, задачка определенно не из простых.

            - Да, знаешь, это я уже поняла. Понимаешь, я….. – мои слова прервал вой сирены, я точно знала – сигнал тревоги.

            Все мы бросились к оружейной, где получили по винтовке, а затем – к выходу на главную платформу, откуда доносились выстрелы. На стенах, окружающих базу, и на вышках стреляли часовые. Ко всему прочему, стояли две автоматические пушки модели Ар, которые тоже безостановочно стреляли со своих возвышений. Все, как один, мы крепче сжали в руках оружие -  Lasgun Necromunda pattern - 50 выстрелов короткими очередями на малые расстояния. Не тратя больше времени, мы поднялись на стены.

            - Серебряные хищники!!! – Раздался крик с одной из вышек.

            - Что это, мать твою, за дерьмо? – произнес кто-то справа.

            Со стороны гор к базе приближались огромные существа, чем-то напоминающие диких кошек: тигров, пантер, только были они в холке выше человека. Их крупные тела были покрыты гладкой серебристой чешуей, кое-где покрытой длинной шерстью цвета стали. Глаза их были белыми с маленькой черной точкой в середине, клыки размерами напоминали тесаки, которыми разделывают кости. На холке, где обычно у животных стоит шесть дыбом, у этих кошек были массивные костяные наросты, что делало их схожими с драконами. Подобные наросты украшали их мощные лапы, образовывая второй ряд своеобразных когтей. Вместо кисточки на конце сильного хвоста у хищников были острые жала.

            Кто-то дал команду стрелять. Выстрелы из лазерных винтовок зачастили, и лишь единицы из них не угодили в цель. Подобная точность подняла боевой дух, но тут же охладила азарт легионеров: оружие не причиняло никакого вреда хищникам, те упорно двигались дальше, своим оскалом напоминая усмешку.

            - Продолжать огонь!

            Одно из животных уже запрыгнуло на стену, сбросив с нее несколько человек, а затем прыгнуло сверху. Раздался сдавленный крик солдата. Следующий хищник прыгнул совсем рядом со мной. Ударом хвоста он сбросил Конрада, Мэтта и еще какого-то легионера со стены, и я с ужасом осознала, что они находятся за внешней стеной базы. В последний момент неизвестный мне солдат выставил перед массивной челюстью винтовку, изо всех сил стараясь удержать огромное животное. Зверь зарычал и усилил натиск на сопротивляющуюся жертву. Сама не понимая, что делаю, я выхватила свой нож из ботинка, а второй из-за пояса стоящего по соседству солдата, и бросилась вниз с диким криком, прямо на хищника, воткнув ему нож между чешуйками и наростом на холке. Животное заревело и, бросив свою жертву, обернулось ко мне. В моих руках был один кинжал, у животного – острые зубы и когти, все шло явно не в мою пользу. Мы передвигались по кругу, рыча от злости, и готовясь в любой момент напасть друг на друга. Зверь прыгнул на меня, но я успела сделать кувырок в сторону. Уворачиваясь от прыжков животного, я искала в его броне слабое место. После последнего кувырка я получила когтями по плечу, что привело меня в ярость. С неистовым воплем я бросилась к животному, которое поднялось на задние лапы, собираясь нанести удар передними лапами, что оставило бы на месте моей головы кровавое месиво. Но я оказалась проворнее в этот момент и тремя молниеносными движениями распорола ножом брюхо огромному зверю. Хищник издал протяжный вой, от чего мое сердце сжалось. Мне почему-то стало безумно жалко это гигантское животное. Ветер донес до меня запах чего-то родного, близкого. Я оглянулась по сторонам и заметила недалеко на небольшом холме силуэт огромной особи этих кошек. Это был вожак. Все вокруг застыло на мгновение: выстрелы, крики солдат, рычание животных. Этот зверь был знаком мне. Знаком, как бывает знакома семья. Он смотрел на меня, словно хотел что-то сказать. Медленно, осторожно, я сделала несколько шагов ему навстречу, мысленно подзывая его. Вожак спустился с холма и двинулся ко мне.

            «Ну же, иди ко мне, иди, - думала я, - оставьте людей в покое, ты же можешь сделать так, чтобы твои звери не трогали людей, правда?!».

            «Могу, конечно, - с удивлением услышала я низкий голос в своей голове, - ты и сама это прекрасно знаешь».

            Через мгновенье хищники и правда отступили в сторону.

            - Не стрелять! – Крикнула я солдатам.

            Звери, послушные воле вожака, ходили рядом со мной, принюхиваясь к запахам. Вожак подошел ко мне и заглянул в глаза. Он был выше меня на голову.

            «Я так и знал, что это ты, - снова раздался в моей голове голос вожака, - твой запах я узнаю из миллиона».

            «Кто ты? И кто я, если ты меня знаешь, значит, можешь рассказать мне».

            «Значит, ты и правда ничего не помнишь, маленькая женщина. Один из моих хищников сказал мне. Я Кир, вожак ятарри, племени охотников. А кто, собственно, ты – я до конца так и не знаю».

            Ятарри – племя людей, охотников, которые могли перевоплощаться в зверей. У каждого из них были татуировки принадлежности к племени. Только несколько людей во всей вселенной знали о них правду, знали, что на самом деле они – такие же люди.

            «Откуда ты меня знаешь, Кир?».

            «Однажды я имел неосторожность оказаться в опасной для меня ситуации, а ты меня спасла. Ты не дала двум наемникам-легианцам меня убить. – Прежде, чем я успела спросить, он продолжил, - это было до того, как ты попала в тюрьму».

            «И это все, что ты знаешь обо мне?»

            «Ну, знаю еще, что раньше ты всегда была рада меня видеть».

            «Все-таки я же тебя узнала каким-то образом!».

            «О, у тебя много способностей, о которых ты сейчас даже и не подозреваешь! – Хохотнул Кир. – Память вернется к тебе, я схожу к нашему шаману, он постарается».

            «Что же, спасибо и на этом. Я чувствую, что и правда рада тебя видеть, хоть и не помню почему. – Улыбнулась я вожаку. – А теперь уводи своих людей, не могу поручиться за то, что в вас снова не начнут стрелять. Вы все-таки загрызли пару солдат».

            «Равно как и ты убила моего солдата. Так что, если сложить ваших убитых – они как раз приравняются к моему одному. Увидимся еще, сумасшедшая ты женщина».

            Хищники покинули территорию военной базы следом за своим вожаком, не унеся больше ни единой жизни. Я проводила племя взглядом, и обернулась к солдатам, которые до сих пор стояли, замерев с оружием в руках. В их глазах было недоумение, на лицах застыло выражение сосредоточенности. Я выдернула нож из спины убитого мною зверя и огляделась вокруг.

            - Конрад, Мэтт, вы целы? – спросила я их.

            - Да, пара царапин. Все в порядке.

            Мы вернулись в пределы базы, где буйствовал легат. Порой мне хотелось его придушить собственными руками, но сейчас он вызвал у меня только смех. Он так кричал на солдат и вообще в никуда, что казалось, он захлебнется своей же слюной.

            - Кто, мать вашу, приказал прекратить огонь? И почему вы, дерьмо собачье, этого приказа послушались?!

            - Это была я, сэр, - произнесла я, уже зная, что за этим последует.

            Легат обернулся и огрызнулся в улыбке.

            - Снова ты, - он, наверное, придумывал более изощренной наказание, - это уже вторая провинность за два дня. Кто дал тебе право отдавать приказы? И эти болваны тебя послушались!

            - Сэр, разрешите сказать, сэр? – Услышала я голос позади себя.

            - Говори, легионер! – рявкнул Стайер.

            - В общем-то, легионер Дженсон поступила правильно, она заставила вожака увести стаю хищников. Уж не знаю как, но факт имеет место быть. Если бы мы продолжали стрельбу, они могли бы продолжить нападение, и мы могли бы попасть в Дженсон.

            - Она поставила под угрозу собственную жизнь и ваши!

            - Нет, сэр, мою жизнь она спасла. – Сказал Крист Пламм и вышел чуть вперед, одобряюще кивнув мне. – Дженсон, рискуя своей жизнью, набросилась на животное, которое пригвоздило меня к земле и готовилось съесть. Если вы хотите наказать ее за это – я требую наказания и мне тоже.

            - И мне, - выступил Конрад.

            - И мне, - протиснулся Лукас, подмигивая мне.

            - И мне тоже! – сказал Сильвер.

            Рик Стайер не ожидал такого поворота событий. Гневно сузив глаза, он подошел ко мне и прошипел тихо, как змея:

            - На этот раз тебе повезло, но времени еще много, ведь так?!

            Легат ушел. Я повернулась к Пламму.

            - Зачем ты соврал?

            - Я не врал. Ты набросилась на это животное, когда под ним был я.

            Я вспомнили солдата, который, выставив вперед винтовку, пытался удержать мощную челюсть хищника.

            - Неужели….? – Удивилась я.

            - Да. Спасибо, за то, что спасла мне жизнь. Не ожидал такого, от женщ….. от тебя.

            Я улыбнулась в ответ, и мы пожали друг другу руки.

            Сдав оружие, мы двинулись обратно в бар, допивать свою текилу. Возле входа меня поджидал капитан Дикен. Он остановил меня.

            - Капитан, - проговорила я, почесывая лоб, - спасибо за то, что разрешили мне…..

            - Не за что, - отрезал Морган Дикен, - Я тут слышал, что вы натворили недавно, подставив свою жизнь и жизни солдат под угрозу…..

            - Капитан, я…..

            Внезапно Дикен улыбнулся.

            - Отличная работа, Дженсон. Я знал, что ты молодец. У меня на бойцов чутье, и я не ошибся. – Он похлопал меня по спине.

            - Я….. Спасибо, сэр!

            - Да, кстати, - он вытащил из-за спины небольшой шелковый мешочек. – Это тебе очень пригодится.

            И он ушел, оставив меня с мешочком в руках. Так я и простояла пару минут, в оцепенении. Потом развязала ленты мешочка и достала из него профессиональные затемненные очки, не пропускающими солнечный свет…..


            ….. Небо было пасмурным весь день. Только с утра проглядывало солнце, грея своими лучами деревья. Листва уже пожелтела, местами была огненно-красной. Пришла осень. Дождливая, пасмурная, ветреная осень.

            К вечеру за окном началась гроза. Ветер наклонял деревья совсем низко над землей, капли дождя били по стеклу, молнии сверкали сквозь тяжелые тучи.

            Раздался еще один раскат грома.

            - Хозяин, - вошел Мортис, поставив перед Сумиро поднос с кофе, заваренном на молоке, как и любил хозяин. – Что-нибудь еще?

            - Что слышно от наших людей на Центавре?

            - Пока ничего, сэр, они стараются узнать максимально больше полезной информации, вы же знаете.

            - Знаю, - вздохнул Сумиро Карунэм, отпивая кофе. – Прошел почти год с ее смерти, а так ничего и неизвестно. Просто иногда хочется, чтобы…..

            Его слова прервал перелив колокольчиков. Это был звонок в двери особняка. Сумиро посмотрел на часы: почти полночь.

            - Кто бы это мог быть в такое время? Открой, Мортис.

            Слуга отправился выполнять поручение, и вернулся через десять минут.

            - К вам гость, сэр, он говорит, что дело срочное.

            - Что же, проводи его сюда, Мортис. Надеюсь, это действительно срочное дело, иначе я выкину его в окно.

            - Я провожу его, хозяин. Не надо вышвыривать его в окно,  ведь мы только что вставили новое стекло, лучше спустим его по лестнице.

            Через несколько минут в кабинет вошел человек в дорожном плаще с капюшоном. Сапоги его были заляпаны грязью, с одежды тонкими струйками стекали дождевая вода. Расстегнув плащ, гость снял капюшон, и отдал верхнюю одежду Мортису.

            Сумиро с интересом смотрел на гостя с пепельными волосами. Он уже встречал таких, они из третьей галактики. Интересно, что нужно этому человеку от него?

            - Ну, - хозяин дома указал гостю на кресло, садясь на другое, - чем могу быть вам полезен, господин….?

            - Сильвер, - заговорил гость на межпланетном языке, - меня зовут Сильвер.

            - Итак, господин Сильвер, с чем вы к нам пожаловали? Мой слуга сказал, дело срочное?! – это скорее походило на предупреждение, нежели на вопрос.

            - Смотря, как Вы к этому отнесетесь. У меня есть для вас информация об одном человеке.

            - И с чего вы взяли, что эта этот человек будет мне интересен? – С легкой иронией произнес Сумиро.

            - Ну, вы же заслали ваших людей на Центавр, - улыбнулся в ответ Сильвер.

            Улыбка слетела с лица Сумиро, глаза стали серьезными.

            - Я понял. Сколько вы хотите за свою информацию?

            - Вы меня оскорбляете своим вопросом, господин Карунэм. Мне не нужны деньги. Я всего лишь помогаю другу.

            - Тогда говорите!

            Сильвер достал из внутреннего кармана куртки фотографию и, положив ее на столик перед ними обратной стороной вверх, подвинул к Сумиро.

            - Обратите внимание на дату снимка, господин Карунэм.

            Сумиро посмотрел на дату – фотография сделана несколько дней назад. Перевернув фото лицевой стороной, он застыл. На снимке были изображены восемь человек, среди которых был и сам Сильвер. Это были легианские солдаты. На их лицах застыло агрессивно-веселое выражение. Все они стояли, выставив согнутую левую руку вперед, на которой красовалась татуировка в виде двух воюющих черных скорпионов.

            - Трое здоровых ребят – это Сэм, Лукас и Бласс, слева от меня Конрад, дальше идут двое  - это Крист и Мэтт. Ну, а слева командир нашего отряда, Джессика Дженсон.

            - Этого просто не может быть!

            Сумиро не мог поверить своим глазам. С фотографии на него красивыми, красного цвета, глазами смотрела его погибшая жена.


            Сильвер наблюдал, как изменилось суровое выражение лица Сумиро Карунэм при взгляде на Джей-Джей. Он определенно любил свою жену.

            - Этого не может быть, - повторил Сумиро, пытаясь найти хоть один изъян в снимке. – Она нашла бы меня!

            - Полагаю, все же может. Мы вместе служили на военной базе Харона. Нас сформировали в отряд, мы продолжаем служить императору, но уже на Легии. Но все это время Джей-Джей только видит странные сны, напоминающие ей о прошлом, даже видит вас во все, но она ничего не помнит. Ни вас, ни того, что была убийцей, ни повстанцев. Кто-то основательно подтер ей память.

            - Но как….. Как вы узнали все?

            - Наша раса отличается от многих других. Мы умеем читать сознание существ. Я прочитал ее сознание, в котором сохранились некоторые более четкие воспоминания, чем ее сны. Конечно, некоторые области для нас недоступны, они блокируются в каких-то случаях. Джей-Джей…..

            - Как вы ее назвали, кстати? – оправился от шока Сумиро.

            - Она прибыла на базу уже с некоторой историей о себе, - Сильвер пересказал все, что знал, - Но она достаточно быстро завоевала уважение солдат. Меньше, чем за год, она стала воином второго класса, что естественно, автоматически сделало ее командиром нашего отряда. Но это не удивительно, она ведь последняя из сатурианцев, не так ли?!

            - Да, она – единственная сатурианка, оставшаяся в живых. Их раса больше не существует.

            - Существует, пока есть она, господин Карунэм.

            - Мне необходимо сейчас же ее увидеть. Я заберу ее с собой, дома она все вспомнит.

            - Не торопитесь так, - остановил хозяина дома Сильвер, - боюсь, все не так просто. Вам не дадут ее забрать с Легии. Впрочем, вам лучше знать, что у нее там с прошлым, я не знаю всего. Обдумайте хорошо, что вы будете делать. А мне уже пора. Я должен вернуться на Легию через час. Джесс ждет нас на инструктаж.

            - Постойте, - Сумиро поднялся, - как я могу отблагодарить вас, господин Сильвер?

            - Для начала перейдем на «ты», - улыбнулся Сильвер, - мне не надо благодарности, ваша жена уже и так много для меня сделала. Кстати, как ее на самом деле зовут?

            - Китами. Китами Нараяна.

            Сильвер задумался, словно пробуя имя на вкус.

            - Красивое имя. Ей подходит. Хотя мы все привыкли называть ее Джей-Джей. – Сильвер вышел из комнаты, надел плащ, и остановился у двери. – Кстати, на военную базу на Хароне, ее порекомендовали. Хотя нет, у начальника базы фактически не осталось выбора, кроме как взять Китами. А заставил его лорд-маршал Райдер. Окура Райдер. Надеюсь, это имя вам скажет о чем-нибудь. Прощайте.

            Сильвер вышел под проливной дождь и через мгновение скрылся в темноте ночи.

            Сумиро вернулся в кабинет, обдумывая визит Сильвера. Он с нежностью посмотрел на жену, такую счастливую, улыбающуюся ему с фотографии. Окура Райдер. Это имя было знакомо Сумиро. Этого человека он давно хотел убить.


            - Сэм, - обратилась я в переговорное устройство внутри своего костюма. – Скоро?

            - Еще минуту, Джей-Джей, еще минуту, - ответил Сэм, сосредоточенно ковыряясь в проводах, чтобы открыть массивную стальную дверь.

            Нас отправили на очередное задание, несколько непохожее на предыдущие операции. Все происходило на Легии. Странный вирус появился в корпорации «UNCertainty», занимающееся исследованием биологических организмов Галактики. Исследуемый вирус, найденный на электростанции, вышел из-под контроля ученых, распространившись по территории центра и убивая людей. Как нам успели объяснить, вирус представлял собой живой организм, существо, похожее на небольшое желе, покрытое странной коркой, которая напоминала хитин. Поглощая очередную жертву, существо становилось крупнее и сильнее.

            - Может и правда взорвать эту чертову дверь?! – проворчал Бласс, переминаясь с ноги на ногу. – Командир, - обратился он ко мне, - мне надо заказать новый костюм, этот совсем уже мал и жмет со всех сторон.

            - А мне кажется, кое-кому надо прекращать жрать пончики круглыми сутками, и костюм будет как раз в пору, - огрызнулась я. Наши костюмы были очень прочны, при этом оставаясь легкими и мягкими. Костюмы были полностью механизированы, оснащены переговорными устройствами, приборами ночного видения и кучей прочего хлама, которое могло понадобиться. – Сегодня нам дали новые костюмы, тактично объяснив, что мы за месяц израсходовали годовой запас снаряжения, - я вспомнила трехэтажный нецензурный монолог техника в мой адрес и адрес всей моей….. команды. – Так что заткнулись все по поводу костюмов. И не дай Бог, кому-нибудь из вас сломать новый костюм. Будете в нем ходить до седьмого пришествия! Ну, что там с этой чертовой дверью?

            - Все, - пролебезил Сэм, - все готово, можно открывать.

            - Так открывай! Конрад, Сильвер и Крист со мной, остальные на нижний этаж. Действуем, согласно плану.

            Я подождала, пока вторая группа спуститься вниз, и установила новую взрывчатку на входе. Проект «Butterfly» представлял собой некое подобие световой взрывчатки. Проект отличался яркостью взрыва, а также эффектом. «Butterfly» был ловушкой, через которую монстр попадал в специальное помещение и уничтожался. Мы пользовались проектом последние три задания, что заметно облегчало нашу работу. Однако, команда все равно умудрялась при этом подрать костюмы.

            Мы двинулись по этажу. Конрад и Крист прикрывали спину, я и Сильвер осторожно, но быстро продвигались вперед. В лабораториях царил разгром, столы перевернуты, аппаратура разбросана, разлита какая-то жидкость, виднелись лужи крови. Одним словом, все свидетельствовало о том, что в здании происходит что-то ненормальное. Мы продвигались по коридорам твердо, уверенно и слаженно, словно были одним целым. Мышцы немного сводило от напряжения, любой шорох казался громоподобным в этой оглушающей тишине здания. В некоторых местах периодически гасло освещение, заставляя вздрагивать.

            «Словно кто-то играет с нами. » - Пришла мысль мне в голову после очередного нервного рывка на мелькнувшее освещение.

            Внезапно перед нами с потолка свалилось что-то бесформенное. Присмотревшись, мы увидели желеобразное существо отвратительного коричнево-серого оттенка, с торчащими с разных сторон частями тела, диаметром в два метра.

            - Огонь! – рявкнула я в переговорник и выстрелила.

            Следом сразу же выстрелили остальные. Существо сморщилось, затем чуть отскочило в сторону и стало пульсировать.

            - Назад! Отходим!

            Нам показалось, что существо сейчас лопнет, но произошло совершенно другое. Пульсируя, оно начало увеличиваться в размере, и через минуту оно стало вдвое больше, чем было.

            - Назад! – Крикнула я, отступая, - отходим в лабораторию.

            Существо стало приближаться к нам, прижимая к стене, мы снова открыли огонь. Масса снова запульсировала. И снова выросла, что повергло нас в полнейшее изумление. Я взглянула на оружие. Что же происходит? Мой мозг лихорадочно заработал в поисках ответ. Вирус, найденный на электростанции….. Хитин….. Стоп! Электростанция! Оно питается энергией! Наше оружие лазерное, оно энергетическое, мы не причиняем ему вред, а только подкармливаем!

            - Отходим в лабораторию! Не стрелять из оружия, не стрелять! – Закричала я, увидев, что существо намерено и дальше двигаться к нам. – Скорее!

            Мы бросились назад по коридору, к входу в большую лабораторию, только там были массивные стальные двери, способные удержать это существо. Забежав внутрь, мы дружно навалились на дверь. Автоматика двери была сломана, нам необходимо было закрыть ее своими силами, что давалось достаточно сложно. Толкая двери изо всех сил, я заметила приближающуюся массу, чью-то голову, торчащую из желеобразного существа, чью-то ногу….. Вдруг глаза на голове моргнули. Я на мгновение оторопела, а голова, принадлежавшая, видимо, какому-то ученому, шарила вокруг взглядом. Взгляд его остановился на мне, в глазах стоял ужас. Дрожь пробежала по моему телу. Жуткий вопль заставил меня прийти в себя. Через мгновение мы захлопнули дверь до конца.

Тяжело дыша, мы опустились на пол.

            - Что это был за крик? – Спросил Сильвер.

            - Это был крик человека, чья голова торчала из этого монстра. Уж не знаю, как, но он остался жив. В его глазах стоял такой страх, что мне стало не по себе.

            - Меня больше интересует, что это за тварь такая? – со злобой проговорил Конрад. – И почему она растет на глазах!

            - Похоже на то, что она питается энергией, - рассуждал Крист, - ведь, если не ошибаюсь, ее нашли на электростанции?!

            - Все верно, - ответила я, поднимаясь с пола, и проговорила в переговорник: - Лукас! Немедленно уходите с нижнего этажа, ждите у выхода….. Лукас! Черт! Сигнала нет! Что-то перебивает сигнал. Так, выходим отсюда, Конрад, Сильвер, на выход, ставьте взрывчатку. Взорвем это тварь к чертовой матери проверенным способом. И насрать мне на то, что скажет легат или кто-нибудь еще! Неизвестно, как она отреагирует на наш «Butterfly». Ждите нас там. Мы с Кристом за остальными. Пошли, пошли!

            Отворив чудовищных размеров дверь, я осторожно высунулась в коридор. Длинный коридор был пуст. В образовавшейся темноте потолок угрожающе нависал над нами. Только легкий след от слизи монстра говорил о направлении, в котором ушло существо. Конрад и Сильвер двинулись вдоль стены к выходу, а мы бесшумно стали продвигаться по следу твари к массивной лестнице, которая разделялась на две части, одна из которых вела на верхний этаж здания, а вторая – вниз. Возле лестницы я с Кристом в панике переглянулись: след вел вниз, там были наши ребята, и они не знали, что стрелять в нее нельзя…..

 


            Мы со всей возможной скоростью бежали вниз по покатым ступенькам, считая каждую секунду, казавшуюся вечностью. Подойдя к лестнице, после того, как разделились с Конрадом и Сильвером, мы услышали выстрелы и крики, раздающиеся снизу. Спрыгнув с последней ступеньки, я огляделась. Похоже, что нижний этаж использовался для хранения образцов, которые изучались в этой корпорации. Я посмотрела на планировку этажа на встроенном в рукав миниатюрном мониторе компьютера. Паутины коридоров тянулись через весь этаж, перекрещиваясь между собой, по обеим сторонам от коридоров находились помещения с криогенными камерами для образцов. Мы снова услышали выстрелы и бросились на звук по виляющим коридорам. Некоторые помещения были лишь застеклены, другие тянулись стальными стенами.

            - Лукас!  - кричала я в переговорник, надеясь, что здесь сигнал сработает. – Не стрелять! Не стрелять в эту тварь! Она растет от лазера! Бласс! Мэтт! Кто-нибудь слышит меня?!

            - Я….. Дж….. слыш….. понял….. – раздалась из наушника сбивчивая речь.

            - Где вы? – снова закричала я.

            - Блок С!!! – уже четко услышала я крик Мэтта. – Блок С!!!

            Я посмотрела на навигатор моего костюма – совсем рядом. Через мгновение стены здания затряслись, и до нас донесся грохот рушащихся стен. Мы выбежали из-за угла и чуть не наткнулись на огромную желеобразную массу существа,  которое выросло еще в несколько десятков раз, проломив потолок и стены. Из-за монстра доносились крики Мэтта, Лукаса и Бласса, которые оказались в тупике. Впервые в жизни, меня бросило в жар. Я была в панике, не знала, что делать. Я судорожно соображала, что можно использовать против этой громадины, чтобы хоть как-то отвлечь ее. И тут я вспомнила о маленьких пластинках с ядовитым газом, встроенных в локтевую зону костюма.

            - Крист, дай мне свои газовые пластины! Скорее!

            Крист без промедления молниеносными движениями вытащил пять пластин и протянул их мне.

            - Теперь отходи за угол, в сторону, откуда мы прибежали, иначе тебя может засыпать обломками. Выведешь остальных к выходу. Ждите меня там. Быстрее!

            Как только Крист скользнул за поворот, я бросила одну из пластин прямо в середину массы существа. Газ быстро начал распространяться. Через мгновение монстр издал странный звук, похожий на рев носорога, и медленно повернулся в мою сторону.

            - Иди сюда, скотина, иди, - кричала я, от всей души надеясь, что существо имеет хоть каплю разума и понимает меня. – Ну, давай! Я здесь, иди сюда!!!

            Я бросила в монстра еще одну пластину, стремясь разозлить его. Наконец, после еще одного жуткого вопля, который чуть не оглушил меня, существо двинулось в мою сторону, круша при этом потолок и стены. Я бросилась в коридор, противоположный от выхода, успев поймать на себе взгляд Криста, полный ужаса. Бросив очередную пластину, я сделала сальто назад, уворачиваясь от обломка стены.

            - Выводи наших!!! – успела крикнуть я, прежде чем туша монстра переместилась в часть коридора, где я находилась.

            Со всех ног я бросилась по коридору вперед, почти не разбирая дороги. Сзади, совсем близко, казалось в метре от меня, рушились стены, с грохотом падали обломки бетона и металла.

            Крист быстро нашел путь к выходу, хоть пол первого этажа в некоторых местах был разрушен, а стены кое-где не выдержали такого сотрясения основания сооружения. Бласс и Лукас помогали Мэтту добраться до выхода. Когда монстр начал расти, первый обломок упал прямо на него, передавив пополам.

            - Наконец-то,  - встретили их Конрад и Сильвер. – Мы уже все установили. Можно взрыв….. А где Джей-Джей?

            Крист посмотрел на Сильвера и показал на карту нижнего этажа.

            - Здесь, - он указал пальцем местонахождение командира. Коридорный проем занимало существо, а в другую сторону от выхода, куда и было заманено существо, был тупик.


            Я валилась с ног от напряжения.

            «Что же мне делать?! Думай, Джей-Джей, ты сможешь найти выход отсюда. Надо только сообразить как».

            Я стояла возле стены, в тупике, а монстр приближался по мне. А выход казался таким близким: он был над головой. Оставалась мелочь – разрушить потолок и выбраться на поверхность. Только вот чем разрушить такое основание? Тут мой взгляд упал на существо, которое без усилий рушило основание здания, приближаясь ко мне.

            «Бредовая идея. Бредовая. А ладно, все равно другого выхода нет».

            Дождавшись, пока существо подойдет совсем близко и обрушит потолок, я бросила в него последнюю пластину с газом и отпрыгнула вверх от большого обломка стены. Я выстрелила вверх специальным металлическим крюком с веревкой, целясь в массивную перекладину под потолком верхнего этажа. Крюк воткнулся в бетон, и механизм стремительно потянул меня вверх. Вот я уже на первом этаже, в двух шагах от выхода, но тут что-то схватило меня за левую ногу. Обернувшись, я увидела массивный слизистый щупалец, тянувший меня обратно. Я изо всех сил держалась за веревку, чтобы не рухнуть вниз. Щупалец обвивал коленку все сильнее, боль становилась ощутимее, даже через прочный костюм. Нога постепенно немела, я почти не чувствовала ее.

            - Взрывайте! – выдавила я из себя в переговорник.

            - Где ты? – послышался голос, словно сквозь сон.

            - Взрывайте, это приказ!!! – заорала я изо всех сил, чувствуя, что меня больше ничего не удерживает.

            Через мгновение ощущение облегчения сменилось адской болью. Обернувшись, я с ужасом увидела, лишь половину своей ноги, часть ниже колена монстр утаскивал к себе. Отпустив веревку, я упала, стараясь изо всех сил остаться в сознании и не смотреть на ногу. С трудом поднявшись, мне удалось допрыгать до двери, взгляда на которую мне хватило, чтобы понять – это не та дверь, через которую мы входили. На секунду я позволила панике овладеть мной, но тут же взяла себя в руки. У меня точно есть еще секунд пять в запасе. Я распахнула щиток рядом с дверью, предназначенный для ввода цифрового кода, и, разбив панель, одним движением рванула провода позади нее. Навалившись на дверь, я изо всех сил дернула ее в сторону. На удивление легко отъехала в сторону массивная дверь, обдав меня потоком ветра. В эту же секунду меня что-то подбросило вперед с сумасшедшей силой, дыхание перехватило, а сквозь боль я почувствовала, что лечу. Взрыв сильно подбросил  меня в воздухе. Все тело горело, перед глазами все плыло от жуткой боли. Я ощутила сильный удар об землю, после чего я куда-то покатилась, все больше набирая скорость по пути. Я лишь на мгновение успела увидеть острый камень, на который налетела лицом, после этого мир погас для меня…..


 

            Я открыла глаза, но ничего не увидела. Только какой-то шум, суета вокруг. Наконец, я смогла различить чей-то голос.

- Она очнулась, вколите ей обезболивающее и усильте подачу снотворного газа!

            Я потянулась к своему лицу, но кто-то схватил меня за руку.

- Скорее, вколите ей сыворотку!

            Мне жутко хотелось открыть глаза, но я почему-то не могла этого сделать. Господи, что происходит?! Меня окутала теплая пелена, увлекая за собой в приятную мягкую даль. Сквозь сон я услышала голос лорд-маршала Райдера.

- Если она не выживет, ты поплатишься за это своей головой.

К кому была обращена данная угроза – я не знала…..

 

            …..Все тело ломило, боль пронизывала каждую клетку тела, глаза жгло огнем, будто в них залили кислоту. Кроме того, меня мучил жар. Мне что-то вкалывали и становилось немного легче, но потом снова я просыпалась от боли и озноба. Каждый раз я ощущала рядом с собой чье-то присутствие.

            Не знаю, сколько длилось мое выздоровление, мне казалось, что прошла вечность. Но, очнувшись одним днем, я почувствовала себя гораздо лучше. Я потянулась рукой к лицу, чтобы убрать то, что мешало мне открыть глаза. Какая-то повязка плотно обвивала всю мою голову. Дернув изо всех сил, я надорвала край повязки и стала ее разматывать. Сняв ее окончательно, я зажмурилась. Свет причинял жуткую боль, резал глаза, словно ножом. Мгновенье спустя, я услышала знакомый шум суеты. Кто-то выбежал из помещения.

            Смутно, как через пленку, я увидела врачей в каких-то скафандрах, столпившихся возле меня. Все они что-то высматривали на своих странных мониторчиках, кто-то посветил мне маленьким фонариком, как мне показалось, в глаза, за что сразу получил от меня кулаком в место на скафандре, где по моим предположениям было лицо.

- Ты идиот, мне же больно! – услышала я свой голос.

            Постепенно мои глаза привыкали к свету, я видела все более четко. Похоже, что я находилась в изолированной комнате для инфицированных.

- Да кончайте вы тыкать в меня своими иголками! – отмахнулась я от очередного врача, который вкалывал мне что-то в бедро. – Мне уже лучше. Лучше позовите моих ребят или кого-нибудь, кроме врачей!

            Через пятнадцать минут в скафандре зашел Крист. Он улыбнулся и подошел ближе.

- Эй, как ты?! Я слышал, тебе совсем лучше стало! Мы все по тебе скучаем.

- Я тоже уже скучаю. Скажи, что с Мэттом?

- Он в соседней комнате. С ним все будет хорошо, только ребра были переломаны, но ничего больше.

- Почему нас держат в палатах для инфицированных?

- Они боятся, что вирус мог попасть в вас, но, слава Богу, ничего не обнаружено. Скорее всего, вас скоро выпустят отсюда.

- Это не может не радовать. Долго я здесь уже валяюсь?

- Чуть меньше месяца. – Крист склонился ко мне и заговорил почти шепотом. – Между прочим, тебя тут каждый день навещали. Видимо, ты кое на кого произвела впечатление. – Крист озорно подмигнул.

- Да? И кто же это? Случайно не какой-нибудь красавец атлет?

- Ну, знаешь ли, тут больше, чем просто красавец атлет. Лорд-маршал Райдер.

- Что, правда, каждый день навещал?

- Ага, он тут всем такой нагоняй устраивал врачам. Тут весь медицинский центр грохотал, как он их гонял. Тебе все самое лучшее подогнали.

- Надо же, как благородно. – Съехидничала я.

- Ну, не просто так же он о тебе так заботится, Джесс. Что-то тут нечисто, знаешь ли, любовь и все такое, - он засмеялся. – Ладно, мне пора, тебе привет от всех.

- Слушай, Крист, скажи, я совсем плохо выгляжу, да?!

Тот помолчал некоторое время, потом ответил:

- Знаешь, выглядишь, конечно, не как на танцы, но лучше, чем когда мы тебя нашли.

- Значит, совсем все плохо, - улыбнулась я, и крикнула Кристу вдогонку: - И скажи этим кретинам врачам, что я проголодалась!

Как только я осталась одна, то приподнялась на постели. В голове, казалось, стреляли как минимум три пушки, а еще кто-то бил в колокола. Набравшись храбрости, я убрала полу одеяла, и посмотрела на ногу. Вид, конечно, был мало привлекательный. Под куполом, по ноге ползали маленькие роботы, восстанавливая ткани. На основе моей ДНК они заново мастерили мне ногу. Вид был жуткий, но меня определенно радовала мысль, что моя нога снова будет на месте, и я буду совершенно нормально передвигаться. Эта мысль окрылила меня, как окрыляет любовь. Любовь….. Это слово как-то странно действовало на меня. Оно было мне непонятно, но в тоже время, необычайно радовало. Я так до конца и не определилась, что это понятие значит для меня.

            Мои раздумья прервал человек в скафандре, который ввез небольшой столик с едой. Мой рот тут же наполнился слюнями. Чего только не было на этом столе: и мясо, прожаренное не до конца, как мне нравится, и салат, и пирожные, и фрукты, и любимая мною марсианская Кока-Кола. Я чуть ли не выдернула столик из рук привезшего его, и принялась жадно поглощать яства. Причем, для этого мне даже не понадобилась вилка – я хватала все руками, настолько я была голодна.

- Хороший аппетит – признак выздоровления, - раздался знакомый голос от двери.

Я посмотрела туда – так и есть, лорд-маршал собственной персоной, только в отличие от первого нашего знакомства, он был в таком же скафандре, как и все, заходившие сюда.

- Нет. Зверский аппетит – признак того, что меня плохо тут кормили, лорд-маршал, - съязвила я, заглатывая очередной кусок мяса, - а вы, смотрю, боитесь вирус подхватить, да?

Лорд-маршал, как мне показалось, на минуту смутился, но тут же взял себя в руки.

- Вирус опасен, как ты уже успела убедиться, и я вовсе не горю желанием подвергнуться его воздействию.

- Однако, вы смело посылаете туда лучших своих людей!

- На то вы и воины, чтобы выполнять приказы! – отрезал Райдер.

- Я уже жалею о том, что приняла ваше предложение работать на вас вместо тюрьмы. Там мне, по крайней мере, ничто не угрожало.

- И, тем не менее, дело сделано, предложение ты приняла.

- Ладно, оставим эту тему. Я тут наслышана о вашем повышенном интересе к моей персоне. Спасибо, что так позаботились обо мне, совсем не хотелось остаться без ноги. Только вот, позвольте узнать, с чего такая ласка?

-Как ты сама уже сказала, вы – мои лучшие воины, так что я позаботился о вас.

- Ой, ну только не надо этих сказок – их вы можете рассказывать моим ребятам, может быть, они в эту чушь поверят. Но только не я. В соседней палате лежит один из моих ребят. Почему же вы не догадались позаботиться о нем? Не проводили каждый день в его палате?

- На то есть объективные причины. И я вовсе не обязан отчитываться перед тобой.

Я внимательно смотрела в его серьезные, холодные, словно сталь, глаза, которые неотрывно следили за каждым моим движением. Похоже, этот лорд-маршал просто так не расколется.

- И все-таки, ведь помню кое-что из моей прошлой жизни. Вы ко мне не безразличны. Я помню, как вы ласково гладили меня по щеке. Расскажите, что же нас связывало?

- Придет время и, если суждено, ты сама вспомнишь, что связывало нас с тобой. А пока отдыхай, через пару дней, если ничего не изменится, тебя переведут в обычную палату. А через неделю приступишь к выполнению своих обязанностей.

Закончив свою пламенную речь, лорд-маршал Райдер вышел, наградив меня своим холодным взглядом на память. Что это было? В них блеснула искра тепла? Или мне снова показалось?! Черт, ненавижу его!

 

 

 

            Через неделю я достаточно бодро ковыляла на своей ноге, хоть еще немного и прихрамывала. Врачи быстро подняли меня на ноги с подачи лорд-маршала. Признаюсь, я была благодарна этому странному человеку. Каждый день он навещал меня, принося с собой что-нибудь: шоколад, книги, фрукты. В день, когда меня выписали, меня ждал большой букет с запиской такого содержания: «Поздравляю с выздоровлением. Надеюсь, больше ты не заставишь меня нервничать». Довольно мило для такого черствого человека. Но этот букет дал мне понять, что я была права в своих размышлениях о том, что нас связывало в прошлом. Мы действительно были близки.

            И вот, неделю спустя, я шагала по главному городу Легии, Пантеону, - резиденции Императора. Город до сих пор поражал меня своей красотой. Он был современным, но в тоже время, сохранившим архитектурные линии далекого прошлого. Иногда он казался даже несколько варварским. Меня восхищали высокие здания с большими скульптурами на сводах, яркие вывески торговых центров и шум новых айркаров над головой. Помимо всего прочего, город был обнесен огромной стеной, которая служила дополнительной защитой. Мало кто знал, что стена представляет собой на самом деле. Это было умное сооружение, управляемое профессиональными солдатами. Я и сама до конца не знала, что она умеет. Стена делала город похожим на гигантскую арену, на которой каждую минуту кипит свое сражение.

            Два выходных мне дали, как они выразились, за особые заслуги. Также на мой личный счет – он у меня теперь был – перевели N-ую сумму денег, что было как раз кстати. Моя первая зарплата на работе у императора. Что меня порадовало больше всего, каждого из членов моей группы повысили в звании. Мы давно ждали заслуженного повышения, потому как от этого зависело наше положение: воины имеют право на зарплату, на определенные привилегии в обществе, а также право на покупку собственного жилья на любой из планет империи, где после ухода со службы могут жить безбедно под защитой империи. Самое главное, воины имели право на ежегодный двухнедельный отпуск за счет империи в любую точку Галактики. Нам, правда, пока этот отпуск не предвиделся даже за километр, но мысль о его наличии сама по себе была приятна.

            И вот, один из своих выходных я решила провести, путешествуя по Пантеону. На моей новой форме не было ни пылинки, ботинки блестели так, что в них отражался окружающий мир. До чего хорошо, когда за тобой ухаживают. Все сделано за тебя младшим персоналом, а ты лишь пожинаешь плоды. Мое внимание привлекла яркая вывеска, не похожая на все остальные. Она была ярко-синего цвета, а буквы словно обтекал красного цвета огонь. Название «Последнее пристанище» показалось мне привлекательным. В принципе, я вполне могу расслабиться и выпить пару бутылок пива. Завтра мне никуда не нужно, второй выходной могу спокойно отсыпаться в своей конуре на восемь человек, пока моя команда будет заниматься своими делами. Помыслив пару секунд, я зашла внутрь.

            Сказать, что внутренняя обстановка меня поразила – значит не сказать ничего. Тяжелые деревянные столы и стулья, приглушенное освещение, декор под старую таверну делал это заведение уникальным. В баре, казалось, собралось полгорода. Где-то играла музыка, где-то раздавался хмельной смех. Уже через минуту пребывания в заведении мне там понравилось. Та самая обстановка, в которой можно почувствовать себя свободно.

- Эй, бармен, - обратилась я к человеку за стойкой, стараясь перекричать шум, - мне два «Ленингса».

«Ленингс» – мое любимое пиво из всех существующих в Галактике. Не знаю, кто может его не любить, но, однако, ни в одном баре военных баз его не подавали. А тут оно стояло.

Бармен глянул на меня, и сразу же поставил передо мной два бутылки пива.

- Пожалуйста, воин. С Вас два кредита.

Я протянула бармену кредитную карточку. Сняв необходимую сумму, бармен вернул мне карточку.

- Добро пожаловать в «Последнее пристанище».

Кивнув, я направилась к свободному столику в глубине зала и буквально свалилась на него, наслаждаясь вкусом любимого напитка. Иногда я ловила на себе любопытные взгляды посетителей бара, но в целом, атмосфера заведения меня абсолютно устраивала.

- Вы позволите? – услышала я низкий голос.

Я спокойно кивнула, не обращая внимания на собеседника. Но когда человек сел за столик, мне показалось смутно знакомым его лицо. Эти густые каштанового цвета волосы, ниспадающие на правую сторону, и глубокие карие глаза были мне очень знакомы. Через мгновение я вспомнила, откуда знаю этого человека. Именно его я видела во сне в первую ночь своего пребывания на военной базе Харона. Эта догадка поразила меня, как гром среди ясного неба. 

- Мы знакомы? – спросила я мужчину.

- Более чем, - ответил он, и легкая улыбка тронула его губы.

- Боюсь, я не вспомню, откуда вас знаю, может, поможете мне вспомнить?

Он тряхнул головой, убирая пряди со лба, и внимательно посмотрел мне в глаза. После пронизывающего и холодного взгляда лорд-маршала Райдера, я была способна выдержать любой взгляд, поэтому совершенно спокойно взглянула в его глаза. Собеседник долго изучал меня взглядом, а в его глазах читалась явная радость.

- Знаешь, Джесс, а ты почти не изменилась, такая же красивая и надменная, как всегда. Только взгляд у тебя стал жестче. Меня зовут Энтони, Энтони Ланкастер.

Его имя молнией сверкнуло в моем мозгу. Особняк, лорд Ланкастер, оборотни….. Именно так звали человека из моего сна.

- Но….. как такое может быть? Лорд Ланкастер? Тот самый лорд Ланкастер?

Выражение лица собеседника изменилось.

- Что, что ты помнишь?

- Нет, - отрицательно покачала я головой, - нет, это невозможно. Оборотни, ваш особняк и все остальное. Не может этого быть!

Энтони задумался, будто что-то взвешивая. Потом улыбнулся.

- Нет, - засмеялся он, - конечно, такого быть не может. Я и правда потомственный лорд, но особняка у меня нет, есть небольшая квартира, хотя особняк меня вполне бы устроил.

Его ответ меня успокоил. Слава Богу, что не все мои сны являются правдой. С моих плеч словно гора свалилась. Хотя, с другой стороны, где гарантия, что все остальные сны – реальность?! Эта мысль снова повергла меня в легкий ступор.

- Но я помню тебя, ты мне снился два раза. Кто ты?

- Ты и правда ничего не помнишь?! Да, видимо, тебе действительно основательно подтерли память.

- Что значит подтерли?! Я всего лишь получила пулевое ранение в голову, был задет мозг, отсюда потеря памяти.

- Я это и имел в виду. Ну, в общем-то, познакомились мы с тобой довольно оригинально. Ты собиралась убить меня из-за того, что я забрал последний «Ленингс» из холодильника в одном из магазинов на Земле. А теплое пиво ты пить не хотела.

- Еще бы, «Ленингс» хорош только настолько холодный, чтобы пронизывал до мозга костей, - ухмыльнулась я.

- Именно так ты всегда и говорила. Спустя некоторое время, ты пришла ко мне в дом попросила дать тебе временное пристанище. Ты пряталась от легианцев, которые искали тебя в каждом уголке Галактики. Провела у меня несколько месяцев, в общем, было достаточно весело.

            Открытая улыбка этого человека совсем меня успокоила, и через час мы уже вовсю болтали о моем прошлом. Единственное, что попросил меня Энтони, когда мы прощались у выхода из бара, так это не говорить Райдеру о нем.

- Но почему? – удивилась я.

- Видишь ли, мы с ним сильно поспорили на счет того, что я прятал тебя в своем доме. Меня даже чуть не приговорили к заключению, как и тебя, за сокрытие преступника. Так что, не хотелось бы мне снова с ним встречаться. По крайней мере, пока. – Энтони Ланкастер снова улыбнулся своей обезоруживающей улыбкой. – Ты всегда доставляла много проблем, Джесс, потому как умела найти приключения на свою пятую точку.

            Я улыбнулась в ответ и пожала плечами. Энтони Ланкастер внимательно посмотрел мне в глаза, потом развернулся и пошел в сторону жилых районов Легии. Через мгновение он скрылся в темноте вечерних улиц. А я направилась в сторону своих родных апартаментов на восемь человек в другой части города. На душе у меня было тепло и приятно от общения со старым знакомым, хоть я его почти не помнила. Но я точно знала, что этот человек действительно был мне близким другом – интуиция говорила мне об этом. Я шла по покрытым мраком улицам, как вдруг почувствовала тошноту. Я едва успела завернуть за угол, как меня вырвало. Сразу же я испытала ощущение, словно моя кожа вдруг, как шерсть у собак, встала дыбом и опустилась. После этого мне стало значительно лучше, будто и не было вовсе тошноты. Странно, с чего бы меня вырвало? Неужели от еды? Или пива? Наверное, слишком долго лекарствами травили мой организм. Я пошла дальше, купив бутылку воды с Венеры, спеша поскорее добраться до своей постели…..

 

 

 

 

 

            ….. Бывшая некогда содержимым желудка масса вдруг захлюпала и стала принимать какую-то форму. Масса меняла форму, а вместе с ней и цвета: сначала она стала зеленой, потом синей, стала темнеть и, наконец, стала оттенка темной стали. Лишь только масса забурлила, она сразу же стала твердеть, пока не превратилась в тонкий кусок острого металла…..


            Резиденция Императора находилась в западной части Пантеона. Эта громадная постройка представляла собой нечто невообразимое: высокие, казалось, уходящие в небо, колонны из темного мрамора были вырезаны в виде атлантов, ступени вели к входу с большими каменными дверьми. У входа стояли два легианца в закрытых костюмах – тонкая, но прочная, броня класс А (замечу, лучшую бронь найти было весьма затруднительно), темные шлемы, открывающие только глаза, и длинные черные плащи. Плащи, как доводилось слышать, имели необычайные особенности. Меня пожирало желание увидеть эти особенности своими глазами. Надо будет как-нибудь нарваться на этих легианцев.

            Внутри резиденции Императора все выглядело именно так, как и ожидалось от внешнего впечатления: высочайшие потолки, резные стены, огромные двери – и все это было сделано из камня. По обе стороны от дорожки, по которой нашу команду, стояли такие же легианцы, как и на входе. Они стояли неподвижно, словно были статуями. Ни малейшего намека на движение. Да, выдержки этим легианцам не занимать.

            Нас провели через несколько залов, пока, наконец, мы не оказались перед дверью, впечатляющей своей массивностью. Одного взгляда на нее хватило, чтобы понять, что это – самая неприступная дверь в мире. Толщина ее составляла около полуметра, а, неприметный с первого взгляда камень, был на самом деле самым прочным металлом во всей Галактике.

            При входе также стояли двое охранников. Они преградили нам путь.

- Назовите себя.

- Джессика Дженсон, воин первого класса, командир подразделения «Черные скорпионы».

- Проходите, Император ждет Вас.

Нам открыли дверь, и пропустили внутрь, после чего массивная дверь моментально закрылась.

Большой зал был освещен тусклым необычным светом. Он был мягкого лилового цвета и бросал забавные блики на стены, словно бы это был огонь. Свет Эриона – говорят, что на самом деле это магический огонь -  принадлежал людям с планеты Авалон. По слухам, там на этой планете живут люди, обладающие магическими способностями, что делает их фактически непобедимыми. Однако Император сумел присоединить эту загадочную планету к своей империи.

            По бокам зала стояли массивные колонны, уходящие в бесконечные своды потолка. Посередине зала находился странное сооружение, несколько напоминающее купол, раскрывающийся словно цветок, отдельными лепестками. Проходя мимо этого необычного строения посреди приемного зала, я заметила сияние зеленого цвета сквозь щели. Это сияние было весьма ярким, что заставило меня отвести взгляд.

            Впереди, в притемненной нише, стоял самый большой и красивый трон, который я когда-либо видела. Он представлял собой массивное изваяние из темного камня с головой дракона на верхней части спинки и когтистыми лапами вместо подлокотников, а позади него разветвлялся резной обод, похожий на часть раковины. За троном было продолговатое окно в город. Вечерние огни Пантеона с высоты этой башни производили неизгладимое впечатление сквозь это тонкое, прозрачное стекло. Но нам было известно, что это стекло – одно из самых прочных, которые только могли сделать. Оно выдерживало удар ракеты, выпущенной из боевого звездолета.

            Я перевела взгляд на Императора. Он сидел на троне прямо и величественно, как и подобает его положению. Все его существо словно говорило о готовности к прыжку. Темно-синий, длинный плащ открывал темный костюм с высоким воротом. На руках Императора были перчатки, ноги обтягивали блестящие сапоги до колена, а лицо было скрыто под знаменитой маской. Никто и никогда не видел истинного лица Императора и, похоже, что нам его тоже не суждено узреть. Маска закрывала лицо, оставляя на виду только острый подбородок и рот с плотно сжатыми губами. Черная кожаная маска имела тонкую полоску на тон светлее на уровне глаз. Не видя взгляда Императора, я почувствовала себя не очень уютно. Возле трона, по правую сторону от Императора, стоял лорд-маршал Райдер. Его лицо не выражало никаких эмоций.

            Мы подошли ближе и остановились в паре метров от трона, отдавая честь.

- Отряд «Черные скорпионы» прибыл по Вашему приказу, Император. – Отчеканила я.

Император внимательно нас осматривал, будто мы были экспонаты из музея.

- Это и есть твои лучшие солдаты, Райдер? – В голосе Императора слышался металл и сарказм.

- При всем моем уважении к Вам, Император, мои ребята – лучшие из воинов, которых можно найти в Галактике! – меня совершенно взбесила ирония в высказывании Императора.

Император стремительно повернул голову в мою сторону, и мне стало слегка не по себе. Создавалось впечатление, что этот человек ощупывает меня глазами. Что-то придало мне уверенности, и я, подняв голову, с вызовом посмотрела Императору, как мне показалось, в глаза.

- А, ты и есть тот самый командир этого сброда?

- Джессика Дженсон, воин первого уровня, Император, - со сладкой улыбкой произнесла я, - к Вашим услугам.

- Придержи язык, ты и так доставила мне массу неприятностей до того, как мы тебя поймали. Или ты уже забыла, какое наказание получила за свои преступления?! – Неожиданно резко сказал Император, и его голос раскатом прозвучал в огромном зале. – Так что я не собираюсь терпеть твою дерзость впредь. Это мое последнее предупреждение. И мне плевать, что ты хороший солдат. Тебе это ясно?

- Ясно как день, сэр. – Улыбнулась я в ответ.

Император тряхнул седыми волосами. 

- До меня дошли слухи, что в Пантеоне готовится небольшое восстание. Мне необходимо, чтобы вы внедрились в эту жалкую группу неудачников и узнали точный день мятежа. После этого мы устроим ловушку в назначенный день. Я хочу, чтобы их наказание послужило уроком для остальных.

- Император, нас может кто-нибудь узнать. Ведь мы не жили все время, как отшельники. Что делать с этим? – мой вопрос был вполне логичным.

- Вы еще не настолько знамениты, - ухмыльнулся Император. – И не так часто бывали в городе. В конце концов, вы профессионалы. Сделайте так, чтобы вас не узнали. У вас есть два дня на все приготовления. Это все.

Своими словами, Император давал понять, что аудиенция закончена. Отдав честь, мы вышли из зала, и направились к выходу.

- Так ты и правда совершила все те преступления, которые тебе приписали, что так разозлила Императора? – поинтересовался Крист.

- Да.

- И сколько законов ты умудрилась нарушить?

- Двенадцать.

- Двенадцать из четырнадцати! Немудрено, что за тобой охотились все свободные силы Императора.

- Они бы меня и не поймали, если б….. – тут меня осенила мысль о том, что я помню, из-за чего я попалась. – Если бы меня не сдали…..

- Кто?

- Один из моих ребят, Орен Вирф.

 

Тем временем, в зале Императора, лорд-маршал Райдер смотрел на ночные огни Пантеона.

- Это действительно она. – Металлом прозвучал голос Императора в мертвой тишине. – Дерзка, невоспитанна и вспыльчива. Ты уверен, Райдер, что она ничего не вспомнит?

- Я уверен. Над ее мозгом потрудились достаточно хорошо, хоть иногда у нее и бывают вспышки памяти, но они ничего не значат. Она даже не помнит своего имени.

- Держи ее под контролем. Она нужна тебе, так я дал тебе ее. Но я уничтожу ее, если она еще раз когда-нибудь перейдет мне дорогу. Ты слышишь, Райдер?! Она и ее воспоминания могут стать серьезной проблемой для моей Империи!

            - НАШЕЙ Империи, отец, - гневно бросил лорд-маршал в ответ, - Нашей.


            Второй день наша команда путешествовала по злачным местам Пантеона в надежде напасть хоть на какой-то след мятежников. Вопрос со способом внедрения мы решили просто – а как получится.

            Проходя мимо витрины магазина сувениров, я поморщилась – наши привычные костюмы воинов сменились на обычную гражданскую одежду. Теперь мы должны были быть похожими на обычное население. Лукас и Бласс теперь походили больше на местных вышибал, Мэтт, Конрад и Сэм выглядели как работяги из шахт, а я, Крист и Сильвер походили на уличных разбойников. Наверное, если бы я увидела свою шайку со стороны, то ни за что на свете не стала бы к ним подходить. Ну, разве что, если бы много заплатили, впрочем.

            Мои волосы были спрятаны под спортивную кепку, куртка с высоким воротом закрывала пол-лица, классического кроя джинсы и спортивные ботинки были мне удивительно привычны. Единственное, что было для нас проблемой – индивидуальный код на запястье, который моментально говорил о нашей принадлежности. На следующий день после становления этого вопроса, Лукас нашел выход – он вернулся из магазина с часами с широким ремнем на руке. Я терпеть не могла часы. Какими бы они ни были. У меня была другая идея, более полезная. В мастерской военной базы я заказала себе кожаные наручи с титановыми пластинами внутри. Кроме этого в правом была прочная нить на случай необходимости.

            Наконец, мы остановились перед входом в бар, стоявший, по слухам, на этом месте уже несколько тысяч лет. Тогда это было что-то похожее на трактир, теперь – современный бар с некоторыми оригинальными деталями под старину. Дверь была двухстворчатая, открывающаяся в обе стороны. Из помещения доносилась музыка, гул пьяных голосов и громкий стук. Переглянувшись, мы вошли внутрь.

            Большое помещение с тяжелой, монолитной стойкой было освещено тускло, словно тут горели свечи, а не лампы. Столы сделаны из дерева и металла, они представляли собой весьма необычную конструкцию на двух ножках. Мне даже стало интересно, как они удерживают равновесие.

            Основная масса посетителей столпилась возле стола посередине зала, улюлюкая и прикрикивая. Те, кому не досталось сказочных мест в центре событий, прыгали на своих стульях, поддерживая общий гвалт.

            Мы двинулись к ближайшему, свободному столику.

- Лукас, узнай, что там такое интересное происходит, что все сходят с ума и вот-вот описаются от счастья, - сказала я напарнику, - И заодно закажи пива.

            Лукас дивно смотрелся на фоне миниатюрных посетителей «обычного размера» и был практически незаметен. Он направился к бармену, сказал ему что-то, и, через несколько минут, вернулся с пивом.

- Там у них проходит ежевечерний армрестлинг. Местные силачи напьются, а потом силами меряются.

- Ясно. Похоже, ребята, мы снова попали не туда. Обычная пивнушка, никакого криминала.

            Едва я закончила говорить, как из толпы, сгрудившейся вокруг стола, с чьей-то подачи вылетел человек. Через мгновение в зале уже началась потасовка. Спустя минуту, мы услышали сирену Хранителей правопорядка.

            - Ну, или почти никакого криминала, - поправила я, и убрала пиво со стола как раз в тот момент, как на него кто-то упал. Рядом стоял головорез, ударивший этого беднягу. – Терпеть не могу, когда мне не дают спокойно попить пиво.

            С этими словами я разбила бутылку об голову головореза, который собирался ударить кого-то в спину ножом. Мне показалось, что никакого эффекта битье бутылки об голову на эту громадину не произвело. Он обернулся с гримасой оскала на лице с явным намерением размазать меня по стене. Я посмотрела на него снизу вверх, ловко увернулась от занесенной для удара руки, и, поймав ее, просто сломала. Противник закричал от боли. В этот же момент ворвались Хранители. Быстро оценив ситуацию, они приступили к действиям. Спустя минуту все были парализованы. Специальное оружие Хранителей было окутано тайной. Никто не знал, что это на самом деле, но через минуту Хранители спокойно загружали тела в большую машину для перевозки преступников.

            В камерах предварительного заключения, нас посадили по десять человек. Впервые я увидела, насколько грубо поступают с нарушителями порядка. А ведь то была всего лишь небольшая пьяная потасовка.

- Черт, опять Хрюки взялись за свое, - проговорил какой-то парень лет двадцати семи на вид; глаз у него был подбит.

Хрюками называли Хранителей. Меня повеселило столь забавное определение.

- Они всегда ввязываются не в свое дело. – Поддержал парня еще один субъект. Я затрудняюсь сказать, какого он возраста.

- Заткнитесь, - услышала я откуда-то спокойный тихий голос.

Мое внимание привлек мужчина, сидящий на лавке в углу помещения. У него были светлые вьющиеся волосы и простая одежда. Мне хватило одного взгляда, чтобы понять – он здесь главный. Его взгляд был строптивым. Он словно говорил о его гордости и непреклонности. Его голос – такой тихий и непринужденный – мгновенно успокоил всех. Двое говорливых виновато отступили в сторону.

            Я не успела подумать, что делать дальше. Трое Хранителей подошли к нашей камере, и знаком скомандовали мне выйти. Я подчинилась, и последовала за ними. Неужели я наиболее подозрительный субъект из всех? Или просто стояла ближе всех к выходу? Меня завели в пустую комнату, следом вошел один из сопровождающих, и тут же стукнул по спине. Этот Хрюк – после такого удара в спину я буду называть их только так – заломил мне руку.

- Что произошло в баре? – задал вопрос этот отвратительный Хрюк.

Я упорно молчала.

- Отвечай! Кто начал беспредел?

Я молчала. Он сильнее выкрутил мне руку.

- Посмотришь, что будет с тобой и твоими друзьями, если ты не заговоришь, - прошипел Хрюк мне в ухо.

- Посмотри-ка лучше на это, ублюдок!

С этими словами я ударила Хранителя правопорядка затылком в лицо. Хватка ослабла и я, развернувшись, тремя точными ударами по шее, усыпила противника. Я огляделась по сторонам. У меня была всего пара секунд, чтобы продумать дальнейшие действия. Подобные заведения я знала, как пять своих пальцев, что, правда, весьма меня удивляло. Возможно, в своей карьере убийцы я часто присутствовала в подобного рода камерах?!

            Я прильнула к стене возле двери как раз в тот момент, когда в комнату ворвались трое Хрюков. Последнего я схватила за кадык специальным «мертвым» приемом, которому нас обучали, выхватив при этом молниеносным движением пистолет и направив его на остальных. Дверь я захлопнула ногой.

- Стоять! – Рявкнула я. – Иначе я убью этого ублюдка!

Хрюки остановились.

- Бросайте оружие на пол. – Они бросили пистолеты. – Все оружие! Быстро, я сказала!

- Тебе не выбраться отсюда….. – начал говорить один.

- Заткнись! Иначе не выберешься отсюда ты. Ключи от камер. Живо! 

Я подобрала ключи от камер, где сейчас находились мои друзья, и оружие. Через несколько минут, оставив еще одного Хрюка отдыхать, а остальных держа на прицеле, я вышла из комнаты. За дверьми, как я и думала, меня поджидал десяток Хранителей в специальных костюмах. Но, ожидав этого хода с их стороны, я, держа на прицеле каждого, вела своих заложников к камерам впереди и сзади себя, что позволяло быть прикрытой. Но это, конечно, было не главным. На моем поясе висели гранаты ZIP32, которые могли разнести в пух и прах весь участок. К поясу каждого из пленников от чеки гранаты велись тонкие нити, достаточно прочные для того, чтобы выдернуть чеку. Мои заложники сразу выкрикнули своим, что нас связывает так называемая «смертная нить».

Медленно, но уверенно, я приблизилась ко входу в помещение с камерами. Через мгновение я увидела ошеломленных пленников и улыбающиеся лица моих друзей.

- Ты задержалась, Джей-Джей. – Сказал Сильвер.

- Возникли небольшие трудности. Но, если хочешь, я могу оставить тебя здесь. – Я бросила им ключи. – Надо вывести всех отсюда. Но для начала надо удалить вот этих.

С этими словами я оставила спать двоих заложников. Оборвав нити, я показала неприличный жест в камеру под потолком. В этих гранатах Хрюков есть предохранитель, который можно включить, что не позволит чеке выдернуться. Новейшее изобретение. И самое главное, что никак не увидишь, функционирует предохранитель или нет со стороны.

Я отдала имеющееся оружие ребятам.

- У нас есть минут пять. Шесть максимум. Там за дверью, кажется, собирают войска для Великой войны. Какие будут предложения?

- Я знаю, как выбраться отсюда. – Услышала я тихий, спокойный голос.

К нам подошел тот самый человек, что показался мне главным.

- Здесь есть старый подземный туннель.

- Веди. – Спокойно сказал Конрад.

            Он подвел нас к дальней камере, которая пустовала. Теперь было ясно, почему. Но никакого люка мы не видели: только гладкий пол из массивных плит и стены, выложенные из крупных камней. Отсчитав семь камней справа от угла камеры и тринадцать камней сверху, главарь наших сокамерников надавил на один из камней. Раздался глухой скрежет, камень чуть ввалился внутрь.

- Помогите вдавить его, - попросил он.

Лукас тут же пришел на помощь. Он обеими руками уперся в камень и тот послушно сдвинулся. Заработал какой-то невидимый механизм. Глухой звук движения камней заставил всех замолчать. Через мгновение одна из плит пола приподнялась вверх – как раз настолько, чтобы туда можно было свободно пролезть.

- Здесь когда-то был туннель. – Объяснял главный. – Не знаю, насколько там все сохранилось, но это единственный путь отсюда.

- Там темно. И ступенек нет. – Сказал один из, крутящихся вокруг спуска, парень. – Как нам спускаться?

- Прыгать. – Спокойно ответил Бласс и толкнул парня вниз.

Послышался легкий крик и шлепок об воду. Еще через мгновение мы услышали отборный мат обиженного заключенного.

- Значит, там не высоко, - пожал плечами Бласс и прыгнул следом.

Один за другим заключенные прыгали в гнетущую темноту, из которой, возможно, и не было выхода. Я и остальные члены нашей команды прикрывали спуск остальных, неотрывно следя за дверью. Наконец, пришла и наша очередь, все были уже внизу. Лукас, Конрад, Крист, Мэтт, Сэм. Сильвер уже шагнул в темноту, как глаза его округлились от ужаса, и он скрылся под плитой. Я мгновенно поняла, в чем дело и прыгнула следом, успев увидеть ворвавшихся Хранителей. Я почувствовала легкий толчок в спину, а потом холодную воду старого туннеля, которая мгновенно окутала мои ноги.

Через минуту мои глаза привыкли к темноте, и я смогла разглядеть убегающих по туннелю заключенных. В туннеле стоял отвратительный запах тухлого мяса, гнили и чего-то еще, что не поддавалось описанию. Стараясь дышать как можно реже, я двинулась вслед за убегающими друзьями, обдавая брызгами грязной воды стены туннеля.

Спустя, казалось, километры бесконечных лабиринтов подземного туннеля, мы, наконец, оказались в странном помещении заброшенного коллектора. Здесь, видимо, обитали некогда работники, обслуживающие канализационные шахты. Своего рода, место жительства шахтеров. Вокруг были старые кровати с промявшимися матрасами, несколько столов, вокруг которых стояли трухлявые стулья, пара шкафов, да кое-какие припасы еды. Под потолком тускло горела единственная на все помещение лампочка, стены были покрыты годовым налетом ржавчины и «плешивого мха» - так называлась плесень канализационных сооружений.

Предводитель заключенных, бежавших с нами, обернулся в нашу сторону.

- Добро пожаловать в наше жилище. Это, конечно, не королевские покои, но все же лучшее, что мы можем предложить, таким же, как мы.

-  Что ты подразумеваешь под словами «таким же, как мы»? – задал резонный вопрос Мэтт.

- Вы ведь помогли нам сбежать, зная, что мы – преступники, хотя могли запросто оставить там. Почему? Потому, что вы такие же «поклонники» Императора, как и мы.

- Так вы повстанцы? – в притворном удивлении воскликнул Конрад. – А мы уж думали, что единственные из всей Галактики не согласны с правлением Императора.

Я не могла поверить в нашу удачу. Мы потратили несколько дней в бессмысленных поисках хоть каких-то следов повстанцев, а тут все произошло само собой. Стоило всего лишь зайти в обыкновенный паб, стукнуть пару раз кого-нибудь по голове – и сбежать из участка. Везение привело повстанцев прямо к нам в руки.

- Мы путешествовали с планеты на планету, поскольку остановиться на одном месте не удавалось.

- Вы слаженно работаете, - заметил главарь повстанцев, окидывая нас спокойным взглядом своих голубых глаз.

- Нам приходилось иногда подрабатывать, - уклончиво, но с открытой улыбкой ответил Лукас. – Каждый из нас вырос в суровых условиях своих планет. Помимо личной неприязни к Императору, нас всех объединяет война, забравшая у нас родных и близких. И война эта была начата Императором. Так что, сами понимаете, как мы относимся к нему.

Главарь понимающе кивнул.

- У нас война тоже забрала близких. Поэтому мы принимаем любого добровольца, который в своих взглядах на правление Императора не отличается от нас. Меня зовут Курт Зэккери. Мы способны дать вам крышу над головой – пусть и не очень уютную – и питание.

- Мы с удовольствием примем ваше предложение. Меня зовут Лукас, это Мэтт, Крист, Сэм, Конрад, Бласс, Сильвер и Джей-Джей.

- А, Джей-Джей – это наша храбрая спасительница, - улыбнулся Курт. – Кстати, спасибо за то, что в баре спасла меня от удара в спину. Ты от души разбила бутылку об голову того громилы.

- Не за что, - буркнула я, невольно поежившись от промозглости канализации.

- Эй, Джей, что это у тебя за дырки на куртке? – прищурился Сильвер.

- Дырки? Не знаю, может, зацепилась обо что?

- А ну-ка присядь, - Сильвер показал на стул.

Я с подозрением осмотрела стул.

- А он не сломается? Выглядит он так, словно его пять лет душили.

- Садись, не привередничай.

Я послушно плюхнулась на стул. Сильвер внимательно осмотрел спину.

- Не знаю, обо что ты там зацепилась и когда, но это – самые настоящие дырки от пуль.

- Что за ерунда, не может такого быть, я бы тогда валялась где-нибудь там, в канализации!

- А ну-ка, сними куртку! – скомандовал Сильвер.

Все собрались вокруг, словно в музее, с интересом наблюдая за происходящим. Я стащила с себя куртку, на которой и правда были следы от пуль.

 

           

 

Изображение пользователя Alla_Cattaneo.

Re: Хроники Астьяра. Глава 3. Путешествие начинается.

Ainur пишет:

Alla_Cattaneo пишет:

А я только уже на целую книгу попала(( Жаль, что не видела, как он писал по главам, было бы интересно. 

Даже не сомневался, имя Хантер оттуда позаимствовано. Потом начнутся путешествия по разным мирам и хаосу? :))

Имя Хантер позаимствовано от английского, что означает охотник, как известно. А вообще так звали моего персонажа, когда давным-давно я играла в AD&D, если знаете что это))

Your heart is free. You have just to find power to follow it!
Изображение пользователя Антон Гросс.
VIP-участник

Re: Хроники Астьяра. Глава 3. Путешествие начинается.

Alla_Cattaneo пишет:

А я только уже на целую книгу попала(( Жаль, что не видела, как он писал по главам, было бы интересно. 

Даже не сомневался, имя Хантер оттуда позаимствовано. Потом начнутся путешествия по разным мирам и хаосу? :))

Иммиграция в Италию, от создателей портала "Италия по-русски"

Изображение пользователя Alla_Cattaneo.

Re: Хроники Астьяра. Глава 3. Путешествие начинается.

Ainur пишет:

Natalina07 пишет:

Я, все таки, хочу уточнить. Кто будет покупать вашу книгу, если все выложено в инете? или таких планов нет?

Дмитрий Глуховский так и сделал с постапокалиптическом романом "Метро 2033", это не помешало стать книге бестселлером, по ней даже выпустили игру. Он каждую главу выкладывал на сайте. популярность рассказа шла впереди книги.

Действительно? А я только уже на целую книгу попала(( Жаль, что не видела, как он писал по главам, было бы интересно. 

Your heart is free. You have just to find power to follow it!
Изображение пользователя Антон Гросс.
VIP-участник

Re: Хроники Астьяра. Глава 3. Путешествие начинается.

Natalina07 пишет:

Я, все таки, хочу уточнить. Кто будет покупать вашу книгу, если все выложено в инете? или таких планов нет?

Дмитрий Глуховский так и сделал с постапокалиптическом романом "Метро 2033", это не помешало стать книге бестселлером, по ней даже выпустили игру. Он каждую главу выкладывал на сайте. популярность рассказа шла впереди книги.

Иммиграция в Италию, от создателей портала "Италия по-русски"

Изображение пользователя Alla_Cattaneo.

Re: Хроники Астьяра. Глава 3. Путешествие начинается.

Донна Роза пишет:

Мне нравится эот жанр и эта книга. Жду продолжения.

Спасибо, будем стараться))

Your heart is free. You have just to find power to follow it!
Изображение пользователя Alla_Cattaneo.

Re: Хроники Астьяра. Глава 3. Путешествие начинается.

Natalina07 пишет:

Я, все таки, хочу уточнить. Кто будет покупать вашу книгу, если все выложено в инете? или таких планов нет?

А с чего вы взяли что я ее всю сюда выложу?)) 

Your heart is free. You have just to find power to follow it!
Изображение пользователя Анна1.

Re: Хроники Астьяра. Глава 3. Путешествие начинается.

Natalina07 пишет:

Я, все таки, хочу уточнить. Кто будет покупать вашу книгу, если все выложено в инете? или таких планов нет?

Изображение пользователя Natalina07.

Re: Хроники Астьяра. Глава 3. Путешествие начинается.

Я, все таки, хочу уточнить. Кто будет покупать вашу книгу, если все выложено в инете? или таких планов нет?

Изображение пользователя Донна Роза.

Re: Хроники Астьяра. Глава 3. Путешествие начинается.

Мне нравится эот жанр и эта книга. Жду продолжения.

Настройки просмотра комментариев

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
Наверх страницы

www.liveitaly.eu

  • Италия
  • Иммиграция
  • Бизнес в Италии
  • Регистрация фирм
  • Вид на жительство
  • Воссоединение семьи
  • Итальянское гражданство

Отели в Италии