Васька и Петька. Сезонные обострения.

Разместить рекламу на «Италия по-русски»

- А в этом зале, уважаемые экскурсанты, вы можете посмотреть на Василия Степаныча, работы дяди Степы, хозяина этой квартиры. – Петьку напрягало трехдневное молчание друга – Надо сказать - не самая удачная работа этого мастера. Особенно мастеру не удалась голова.
- Петька, отстать. – Ваське, похоже, нравилась его новая роль – Не до тебя сейчас.
- Схожу тогда на кухню и сожру что-нибудь особо ценное и важное. А ты будешь тут думать. Я даже знаю о чем ты будешь думать. Ты будешь думать о том, какой ты голодный и несчастный.

Это был очень подлый ход со стороны Петьки. В обычном настроении Васька сказал бы «А пойдем поедим?». А потом они бы переругивались на кухне по поводу толщины нарезки колбасы и Петька упрекал бы Ваську в жадности, а Васька рассуждал бы на тему «Зачем кормить глистов в тщедушном теле Петра.» Но сегодня Васька был не в обычном настроении, потому сказал просто:
- Иди... Там в холодильнике глянь.
- Ничего себе. – удивился Петька – Теперь я боюсь по-настоящему. Скажи мне честно – генштаб НАТО по ошибке прислал тебе секретный конверт, в котором есть точная дата и время начала третьей мировой? И теперь ты думаешь - что же случится раньше – убьют тебя за то, что много знаешь, или начнется война?
- Неа. – отмахнулся Васька, продолжая смотреть в окно.
- Ты обрел секретное зрение, которое позволяет тебе видеть духов? И их ненужный эротизм повергает тебя в шок и не дает с уважением относится к усопшим?
- Петька, угомонись! Сходи на кухню, поешь. Или вообще домой иди. Дай подумать. – Васька как-то даже разозлился вроде.
- Да ты можешь сказать, чего случилось? – возмутился и Петька – Я и ушел бы давно, но мне любопытно очень.
- Ничего не случилось. – очевидно было, что Васька готов рассказать, но надо было дожать.
- Ты влюбился в Мерилин Монро еще в детском саду и позавчера только узнал, что она умерла? – дожал Петр.
- Тепло. – почему-то шепотом ответил Васька – Очень тепло.

- Офигеть! Вот и вырос пацан. – уважительно сказал Петька – Влюбился чтоль? Кто жертва?
- Не называй ее так! – вскочил Васька – Если ты еще себе позволишь...
- Все-все. Больше не буду. – примирительно сказал Петька – Понял, что все серьезно. Ну влюбился и влюбился. По всем канонам, когда влюбляешься, надо не дома на шторы любвеобильно смотреть, а в кино ходить с предметом обожания. А ты тут из себя сфинкса делаешь.
- Она - не предмет! – опять вскочил Васька.
- Все, все. С любимой. Так нормально? – успокоил Петька
- Нормально. – сел опять Васька – Не обзывай ее. И меня не обзывай. Сам ты жопа!
- Какой неожиданный ход! – удивился Петька – Когда эт я тебя так называл?А хотя.. Ххих.. Понял кажется. Хихх.. Ты сейчас слова «сфинкс» и «сфинктер» попутал, верно?
- Не расслышал просто. – начал было оправдываться Васька, но потом сам прыснул со смеху. – Не до этого мне сейчас в общем. Верка это.
- Из нашего класса? Хороший выбор, Василий. Симпатичная. – одобрил Петька. – Она в курсе?
- Неа. – уныло протянул Васька – Как сказать - не знаю. Об этом и думаю.
- Тююю. Скажи просто – пошли в кино.
- Ага. А она – с какой стати? Че эт я с тобой пойду?
- А ты – А нахаляву потому что. И потому что куплю тебе поп-корну. Ну и нравишься ты мне. И все! Дело на мази! Если, конечно, она не отбросит коньки от такого аукциона неслыханной щедрости в твоем исполнении.
- Я серьезно спрашиваю. Так и сказать? В кино позвать?
- Не. Ну что ты? Скажи романтичнее. Скажи «Ты видишь эти трещинки на стенах нашего класса? Приглядись - они есть там. Подойди поближе – ты увидишь, что их неизмеримо много. Возьми микроскоп и ты поймешь, что их гораздо больше чем много».
- Медленнее говори – Васька записывал в блокнот.
- Ухты, у меня есть личный секретарь! – хмыкнул Петька – Пиши дальше – «Эти трещинки – они разной длины, ширины и глубины. Они причудливо пересекаются, становясь одной трещиной побольше или пересекаются и дальше идут своим путем, не меняясь. Пересечение их – дело случая, но когда-то одна трещинка соединится с другой и в этом соединении будет такая сила, что стена треснет и не выдержит.» Записал?
- Ага. А к чему это? Стены, трещины...
- А дальше ты делаешь грустное лицо и говоришь – «Вера! Давай, мы с тобой будем как ты трещины! И пусть от нашего союза содрогаются стены!» - пафосно закончил Петька.
- Сте-ны! – дописал Васька – А чего? Красиво! Так и скажу.
- Только ты с выражением! – еле сдерживая смех посоветовал Петька – А то не подействует.
- Завтра! Если я не скажу этого завтра – считай меня трусом! – поклялся Васька.
- Давай лучше так.. – предложил Петька – Если ты завтра этого не скажешь – я буду считать двести рублей, которые ты мне отдашь. А если скажешь – я тебе сто! Идет?
- А чего эт мне только сто? – возмутился Васька.
- Другая сотня – это будет твоей мерой благодарности мне за любезно предоставленный текст и счастье в потенциале. Вопросы?
- Нет. А теперь, друг, срыгни куда-нибудь отсюда! – Васька оживал потихонечку – Мне еще текст учить.
- Ухожу, ухожу. – поклонился Петька – Пойду лягу спать пораньше. Чтоб завтра побыстрее наступило.

По дороге в школу Петька поучал Василия:
- И поувереннее там. Она же не знает, что ты близкий по духу ей человек. И пусть не узнает. Зачем ей лишняя информация?
- Сам ты недалекий по духу! – лениво отбрехивался Васька – Новый бы подкол придумал, раз умный такой. Книжки читаешь ведь, а новых оскорблений оттуда подчерпнуть не можешь. Все буквы зазря только глаза царапают. А мозг нетронут остается. Как мраморная плита.
- Холодный и тяжелый? – опешил Петька от такого напора.
- Гладкий. Без извилин. И покойника за собой скрывает. Съел?
- Как на человека любовь действует, а?! – восхитился Петься – А говорят, что глупеет человек от наплыва чувств... Ну да это ты не мне искрометность демонстрируй. Это – к Вере. Вера должна оценить.
- Думаешь оценит? – сомневался Васька.
- Всеобязательно! Ты ей сегодня выскажешь – она начнет по коридорам порхать на пуантах любви. В пачке.
- Балетной?
- Макарон! – схохмил Петр и стал серьезным –В класс входим по одному. След в след. Так положено у заговорщиков. Я тебя не трогаю до большой перемены, чтоб потом не слышать тягостное «Это все ты со своей болтовней!». Жду вас с отчетом на большой перемене, фельдамаршал. С Веркой или с деньгами.Это ультиматум, конечно, но есть один очевидный плюс.
- Какой? – не понял Васька.
- Если любовь из вас не сделает красноречивого, решительного мачо, то хотя бы жадность. – пояснил Петр – Ты ж за двести рублей и не такое скажешь невиновному человеку.
- Да пошел ты. – отмахнулся Васька.
- Да пошел я! – согласился Петька и они прошли в класс. След в след.

...
На большой перемене Васька был чернее тучи:
- Ты такой мудак, Петь. И шутки твои такие же. Я с тобой не разговариваю больше.
- На что только люди не пойдут, чтоб двести рублей не отдавать. Что я сделал-то? – не понял Петя – Я вот чего хотел сказать...
- Ты знаешь, что ты сделал. И, по-моему, это подло! – Васька сжимал кулаки и брызгал слюной.
- Ты про текст? Слова как слова – какая разница. Не лучше и не хуже других. - Ты меня послушай – Верка твоя странная. Ты давай в другую лучше влюбляйся. Эта меня пугает.
- И поэтому ты ей текст, который я учил взял и отдал? Поржать чтобы? – кипятился Василий – Дать бы тебе в морду за такое!
- Кому отдал? Никому я не отдавал ничего. Когда бы я успел-то? Ты меня послушай! Верка твоя – меня пугает. Я реально боюсь ее.
- Меня не пугает. Мне нравится. При чем тут ты вообще?! Взял и дураком выставил!
- Вась, я не понимаю ничего. Кого и куда выставил – не понимаю. Я тебе сказать пытаюсь. Я тут сидел на уроке, на твою Веру смотрел. Смотрю, думаю – «Ничего так. Симпатичная.». А тут муха к ней подлетает. К голове...
- Очень оригинально! Юморист Петросян и шутка о том, что «Муха не ошибается». Шутим всегда – к месту и не к месту!
- Да дослушай ты! – закричал Петька как-то истерично – Муха подлетает – твоя Вера муху ухом отогнала. Понимаешь? УХОМ!! Как собака или лошадь.
- Совсем придурок. – сказал Васька и собрался уходить.
- Да честно! Я как увидел – чуть не заорал. И еще – у нее родинка по лицу ползет. Честно. Сейчас там, а через 2 минуты – на сантиметр левее. Я пытался увидеть как передвигается, но не увидел. Там и вдруг – на другом месте. А она ко мне повернулась и улыбнулась. Вась, я чуть из класса не выбежал. Ну поверь, а..
- Ты придумываешь тут всякую фигню! – не поверил Васька – Для того, чтобы оправдаться. А сам для того, чтобы меня дураком выставить – взял да передал ей все, что я собираюсь говорить. А я к ней подхожу весь такой – «Вера, можно тебя на минуточку. Мне нужно тебе кое-чего сказать.». А она мне в лицо смеется и говорит «Ты видишь эти трещинки на стенах нашего класса? Приглядись - они есть там....» и весь текст мне выговаривает. Вплоть до «от нашего союза содрогаются стены». А сама смеется, да еще как... Я пожалел, что родился вообще. А все ты!!! Я мямлю что-то, хихикаю тупо, а она тихо так говорит: «Пошли в кино, Василий. Нахаляву потому что. И потому что куплю тебе поп-корну. Ну и нравишься ты мне.». Ты доволен теперь? Доволен?
- Ох, ёёё. Что ж это такое, а? – Петька был действительно испуган – Вась, ты на меня посмотри, а? Ты меня больше десяти лет знаешь – я по-твоему вру?
- Врешь! Обязательно врешь! – уже неуверенно сказал Васька – Потому что, если ты не врешь... ОЙ! Вспомнил... Она зубами клацнула, когда я до ее руки дотронулся!!! Ой.. Петь, ты не врешь что ли?
- Не вру. – сказал Петька - Дошло, наконец-то?
- Охх. А кто ж она тогда, а? – растерянно протянул Васька...
- Меня это тоже интересует очень. – почему-то шепотом ответил Петр. 

- Значит так! – собрание было у Василия дома, потому Петька был суров и официален – Василий, принесите хлеб, масло и колбасу, пока я продумываю программу заседания. И не жмитесь там – вопрос серьезный, заседать будем долго.
- Проглот. – вздохнул Васька и молнией метнулся на кухню.
Петька достал тетрадь и карандаш, сделал скорбное лицо и задумался.
- А ты чего тут как мировая скорбь сидишь, а не пишешь? – хозяин дома торжественно занес еду – Сказал же, что повестку...
- Я сказал – продумаю, а не напишу. Экой вы остолоп невнимательный.
- Угу. А карандаш и тетрадка тебе для процесса обдумывания необходимы. Нет карандаша – думать невозможно. Правильно я понимаю, товарищ мыслитель? – съехидничал Васька.
- Абсолютно. Карандаш – это для внушительности, антуражу и в случчего в сердце тебе воткнуть, в надежде, что карандаш осиновый. Против оборотней, говорят, помогает. – бойко вернул подачу Петька.
- Нормально. Уже и я - оборотень?
- А я знаю? Может она тебя укусила пока ты ей про трещины трепался? – возразил Петька – Или ее оборотничество воздушно-капельным путем передается. Мы же не знаем ничего.

- А чего эт она сразу оборотень? Может это у нее... Эти... как их... Ну вроде как, когда у человека хвост растет. Со времен обезьян остался. Биологичка говорила еще. Картинки показывала.
- Рудименты? – задумался Петька – Забавно. А чтение мыслей? А родинка?
- Угу. Это ж основные признаки оборотня. – хихкнул Вася – Еще какие варианты?
- Нет вы посмотрите на него. – возмутился Петр – Значит так. Ты влюбился в девушку, отгоняющую ушами мух. Варианты – это у нее от собак осталось, это у нее от лошадей, это у нее от кошачьих. Первый вариант: Василий, у вас будет счастливый брак. Она будет весело помахивать хвостом, когда вы будете возвращаться с работы.
- Тапочки приносить, служить, лапу подавать.. Не самый плохой вариант. – хихикнул Васька.
- Угу. Облаивать в случае чего, рычать, кусаться..Нет. Лучше лошадь.
- Чем лучше-то?
- Спит в стойле, над твоими глупыми шутками ржет, ну или по крайней мере фыркает, вынослива, на крупе вынесет если чего. В продуктах экономична. Кроме овса, разумеется. Овес нынче дорог. – деловито загибал пальцы Петька
- Хахах. – зашелся Васька – А кошачьи?
- Тут тебе совсем повезло. Женщина-кошка. Кино смотрел? В шоколаде будешь весь. Окружен защитой и мурлыканьем. Но все это бытовуха, Василий. Нет в этом героизма. Никакого! Вот если б ты влюбился в оборотня или в инопланетянку – другое дело.
- Думаешь? – протянул Васька
- Уверен! Ты герой или мещанин? – подначил Петр – А если герой – будем считать, что Верка - оборотень. Потому как в инопланетян я верю слабо. Есть возражения? Вопросы?
- Вопросы только. Небольшие. Чего делать будем? – веселье покинуло Васю – Настучим в учительскую? Заходишь ты, например, в учительскую и говоришь – «Вера из нашего класса – оборотень!». Учителя помирают со смеху, тебя отправляют в психушку – и все счастливы! В классе установлен график – кто будет носить тебе передачи. Хлеб с колбасой и маслом, которые ты жрешь с жадностью, вата и от головы чего-нибудь. Зеленка, например.
- А вата зачем?
- Стены обшивать. Чтоб не больно было биться.
- Ну нет. Тезис этот надо сперва проверить. Для этого ты идешь с ней в кино. Ну в самом деле – не могу же я с твоей девушкой в кино идти. И вот. Если ты оттуда возвращаешься непокусанным – мы ошибались. Если не возвращаешься – мы за тебя отомстим! В стенгазете пропесочим эту Верку! Чтоб неповадно было одноклассников жрать.
- Петь.. Ну а в самом деле? – Васька опять стал серьезным – Это мы здесь такие веселые, а завтра в школу опять идти. Я, например, заорать могу если чего. И бояться буду опять.
- Угу. Тоже думаю. Надо наверное понаблюдать за ней. – стал серьезным и Петька – Спровоцировать может как-то. Испугать например. Заорать резко за спиной,например. Она с испугу прилюдно каак проявит себя – и тут дело в шляпе. Ну или не заорать, а что-то другое придумаем. Я вот сегодня по книжкам пошарю – посмотрю на что оборотни ведутся.
- Ага. А я киношек посмотрю. – кивнул Вася – Может там не все вранье. Может чего пригодится.
- Дело! – одобрил Петр – Тебе звонят, в дверь, кстати. Идем, ты меня проводишь и заодно откроешь.
- Идем. - кивнул Васька и продолжил на ходу – Ты главное по книжкам пошарь. А то и в библиотеку сходи.
- Иду!! – крикнул он в сторону двери – И завтра уже сверим. Если хоть в одном рецепте кино и книги совпадут – это и попробуем.
- Да иду же!! – заорал он перекрывая звонок и распахнул дверь.
- БУ!! – сказала с порога Вера и ослепительно улыбнулась, демонстрируя длинные клыки...

- Эээ. – оторопел Васька – В каком смысле Бу?
- В буквальном.- еще милей улыбнулась Вера – Никаких иносказаний. Я могу войти?
- Захлопни дверь!! Васька!! – ожил вдруг Петька.
- Не советую. – хмыкнула Вера – Мне дверь сломать – все равно, что тебе Петенька бутерброд с колбасой сожрать. Проглот ты, Петь.
- Все знает. – поник Петя – Капец нам.
- Вера, да вы войдите. – пригласил Васька – Капец или нет – мы и тут обсудить можем.
- Капец. Несомненно капец. – закрыла за собой дверь Вера – Жаль, конечно. Ну да я ж к вам не лезла. Вы сами начали.
- Мы будем молчать! – жарко пообещал Петька – Ты не знаешь как мы умеем молчать!
- Не выйдет, Петь. – покачала головой Вера – Васька молчать не может, например.
- Может! Честное слово! Может! Вась, скажи ей.
- Могу. – согласился Васька.
- Нет. Я ж вижу. – уверенно сказала Вера - Если человек до сих пор не проболтался – это ж не значит, что он умеет молчать. Ты, Петь, умеешь. А Васька – не умеет.
- Ну как же.. – волновался Петька. – Умеет он. Я уверен.
- Угомонись, Петь. – сказал Васька – Ей виднее. Вера, тогда так. Я это все затеял. Если бы не я – ничего бы не было. Петька нипричем совсем. Его-то за что? Он молчать будет.
- Не буду! – крикнул Петька – Так не буду.
- Будешь! – цыкнул Васька – Он будет молчать. Пусть он идет, а ты со мной разберешься тут. А? Очень тебя прошу.
- Ну если молчать будет... – протянула Вера.
- Точно-точно будет. – уверил Васька – Все зубы даю!
- Да я и сама возьму.- хихикнула Вера – Делов-то.
- Да, да. Только пусть Петя домой уйдет. Ага?
- Вась.. Это.. – Петька чуть заикаться даже начал – Ты серьезно, что ли?
- Ну да. Ты ж друг мне. Как иначе-то? – спросил Васька.
- Вась.. Ты это.. Ты прости, а? – Петька чуть не всхлипнул – Это... Ты сейчас ругаться будешь. И правильно сделаешь. Эт шутка дурацкая. Первое апреля же.. Блин, как стыдно, а... Я вчера еще с Веркой договорился.. Можешь в морду даже дать. Заигрался я. Вер, сними клыки – тебе не идут.
Васька сел на пол и нахмурился .
- Я вчера еще ей позвонил. Телефон через девчонок нашел. – бубнил Петька – Дурацкая шутка, на самом деле.. Я все придумал. Вера подыграла только. Блин... Она ж тебе нравилась.. Не подумал я, Вась.. Прости, а? Ты чего, плачешь там?
- Скотина ты, Петька. – всхлипнул Васька и заржал в полный голос – Вер, попкорн с тебя! Я говорил – ему стыдно будет. А ты – «не будет, он жестокий и толстокожий...». Хах... Зато актерище какой!! Чистый Смоктуновкий! Не знал бы – фиг бы усомнился. Натурально так боялся.. Скажи?
- Ага..- хихикнула Вера - Не буду я молчааать!! В кино про партизан – хоть сейчас забирай.
- Так это... – не понял Петька – Ты все знал, что ли? А как? Когда?
- Знал, конечно. – улыбку с Васькиного лицо можно было снять только хирургическим путем – Вера рассказала. На большой перемене. Сразу после того как я про трещины ей сказал. Я и решил – посмотреть как ты выдрючиваться будешь. Классно, кстати, получается. «Ты меня больше десяти лет знаешь – я по-твоему вру?» - очень здорово. Даже боялся реалистично очень. Молодец!!!
- Вот сволочь...- хихикнул Петька – А ты, Вера? Ты-то чего? Мы ж договорились с тобой?
- А чего я-то? Я и с ним договорилась. Как разница?
- Так со мной первым же! Такой план провалила! Развод века был бы.
- Хих... А так плохо разве вышло? – засмеялся Васька – Петр. Актерские этюды! Весь день на сцене!
- Да не. Молодцы, конечно. Я пытаюсь понять почему разводили меня, а не тебя? – спросил Петя.
- Элементарно, Ватсон! – сказала Вера – Мне он нравится больше тебя.
- Железобетонный аргумент. – согласился Петька – Молоток, Васька. Хорошо придумал.
- Чего это вдруг он все придумал? – обиделась Вера – Я все это придумала....
- Офигеть. – изумился Петька – Теперь я Ваське завидую.

Зе енд. 

Статьи поблизости

Наверх страницы

www.liveitaly.eu

  • Италия
  • Иммиграция
  • Бизнес в Италии
  • Регистрация фирм
  • Вид на жительство
  • Воссоединение семьи
  • Итальянское гражданство

Отели в Италии