Карнавальная ночь?

Разместить рекламу на «Италия по-русски»

       Василий Петрович получил по лицу лопатой. Совковой лопатой. При выходе из, до боли знакомого, родного подъезда. В праздничную ночь.
       Верх несправедливости, кстати, и торжество диссонанса в этом факте. Абсолютное большинство населения страны получало искреннее удовольствие от выпивки, еды, теплой беседы, подарков и феерверков и сомнительное удовольствие от лицезрения Елены Воробей, Верки Сердючки и прочих отрыжек всеэсэнговского шоу-бизнеса. А Василий Петрович получил лопатой по лицу.
       Обида усугублялась тем, что Василий Петрович, спускаясь по лестнице, размышлял о том, как же здорово, что хлебосольность, милосердие, миролюбие и духовность заложена в население его страны на генном уровне и не вытравимо из душ соотечественников никаким фальсифицированным алкоголем. А тут лопатой по лицу. Обидно жеж.
       Главное, шел по ступенькам, радовался тому, что какие-то пятьсот грамм коньяка и лакировка поверх шампанским не убивают в нем Личность и способность связно ораторствовать в мыслях. Шел и ловко лепил упорядоченные цепочки силлогизмов, аргументов, просто весомых слов, дискутируя с воображаемым оппонентом - «разве обязательно разрушать до основания мироощущение человека в рамках борьбы с с наследием советского режима или, как они его там называют презрительно «совок»? Ведь, в процессе ломки сознания, мимолетом можно убить в человеке, все то что прекрасное, что заложено в нем многовековыми культурными традициями. Например, способность к прощению, милосердие, миролюбие, свободомыслие. Уж эти качества, скорей заложены в нас на генном уровне и это воспитание скорей культурное, чем..»

       БАМММ!! – вот именно на этом месте и произошло неожиданное столкновение вдохновенного лица Петровича с орудием низкооплачиваемого труда.

- Совковое! – от неожиданности продолжил Петрович мысль вслух.

- Скажи спасибо, что не штыковая! – хмуро сказал Петровичу тип с лопатой. – Штыковой вообще можно было убить. Ребром если.
- Это я ему посоветовала!! Я!! – радостно закричала какая-то молодая женщина, не по сезону одетая в костюм зайчика из Плейбоя. – От ведь гад просил кувалду вообще. А я ему и говорю – что ж ты, говорю, дурак? Где твое милосердие? Убьешь ведь кувалдой-то! И дала ему лопату совковую.
- С ума все тут посходили, что ли? – возмутился Петрович – А кулаком уже нельзя было? И за что меня вообще бить?! Да еще в праздник?!
- Нельзя кулаком. – сурово ответил тип с лопатой – Кулаком меня врезали. Ни за что. На выходе из подъезда. И сильно очень врезали. Я так сильно врезать не смогу. Поэтому-то и попросил что-то в руки, чтоб вомездие было адекватным.
- Какое адекватное возмездие-то? – всхлипнул даже Петрович – Я ведь вас не трогал. Меня-то за что?
- Нехорошо! Что ж вы со своей колокольни смотрите-то? – сурово выговорила женщина – Вы себя на его место поставьте – его кто врезал? Неизвестный прохожий. Вы для него кто? Неизвестный прохожий и есть. Где непорядок? Где, я вас спрашиваю?! Отвечать мне!
- А на мое место кто станет?! - взвыл Петрович – Несправедливо это!
- А человек и не стремился к справедливому возмездию. – пожала плечами женщина – Он адекватного хотел. Теперь, внимание!!! , вопрос – чего хотите вы? Именно сейчас.
- Сдачи дать, чего ж еще-то? – буркнул Петрович, ощупывая лицо.
- Точно – не мира и благоденствия? – переспросила женщина – Или там, может, чтоб не болел никто?
- Да щас! – продолжил бурчать Петрович – Мне мир в харю только, что лопатой засветил, а я ему всего хорошего желать буду? Сдачу хочу дать. И это... Не кому-нибудь, а именно вот этому типу с лопатой.
- Не адекватного возмездия то есть, а справедливого?! – переспросила женщина – Похвально! Очень похвально! Ну вперед тогда! Давайте ему сдачу!
- Да?! А у него лопата в руках! Что ж я – дурак, чтоб против лопаты лезть?! – обиженно выдохнул Петрович пламенем. От пламени этого с веселым треском занялся черенок лопаты.
- Ух ты! Чистый автоген! – удивился безбровый тип без лопаты – Я такого и не видел никогда.
- Ого как! – удивился синхронно Петрович – Я ведь тоже в первый раз так. Интересно как... А Еще раз?
Петрович вдохнул поглубже и с криком «Елочка зажгись!» поджег елочку метрах в пятидесяти.
- Работает!! – закричал радостно Петрович.
- Конечно работает. – подхватила женщина, которая уже почему-то была одета в горные ботинки и балетную пачку. – Фирма веников не вяжет! Дайте прикурить, Василий Петрович.
- Так это от вас дар?! – понял Петрович, выдув небольшой огонек от которого прикурила женщина.
- Думаю на этой стадии наших взаимоотношений нам стоит познакомиться! – торжественно сказала женщина – Рождественская Фея! Исполнение желаний, доставка алкоголя и бесчувственных тел. Ощущение счастья круглосуточно! Вы ведь счастливы, Петрович?
- Уж конечно! Спасибо тебе, добрая Фея. – церемонно поклонился Петрович – А это – навсегда со мной?
- Зажигалочка-то? Не извольте сумлеваться, вашблагород! – уверила Фея – Ну что ж... Раз все счастливы – можно и откланяться, господа!
- Как это все!! – взвыл безбровый тип – А я? Я без бровей ведь! У него чего – морда поболит день-два и все! А я? Брови отрастить легко разве? Я на паспорт теперь не похож! Возмездия!!! Справедливого!!
- Оппаа!! Урра! Вечер перестает быть скушным и обретает изысканность! – закричала Фея. – Новый виток гонки вооружений!! Будте готовы к возмездию, Петрович! Во имя счастья Семена Ивановича!
Петрович крепко зажмурил глаза и начал ждать возмездия...

- Василь Петрович, вы для чего зажмурились-то? Вы оргазму ждете или возмездия? – спросила Фея – Ежели оргазму – понимаю. А вот если возмездия – с прискорбием хочу констатировать, что вы трус. Потому как мужчинам подобает отважно смотреть в лицо опасности, а не впадать в спячку .
Василий Петрович устыдился, попытался сотворить отважное лицо из того что было и открыл глаза.

- Вот так-то лучше. Вы – мой герой! – похвалила фея и гаркнула на Семена Ивановича – Семен Иванович, я понимаю вашу жажду возмездия, но откуда в этом дворе вдруг возьмется поезд «Адлер-Бесарабка», под который попадет Василий Петрович? И думать об этом перестаньте! И почему именно «Адлер-Басарабка»?

- Меня больше интересует вопрос – почему именно поезд? – вмешался Василий Петрович.

- Предпочитаете круизный лайнер? – строго спросила Фея – Или шагающий эскаватор?

- Предпочитаю честный бой! – развеселился вдруг Петрович – Битва на ходулях! Дуэль на штакетинах!! В рамках программы возрождения села!!

- Между прочим, оскорбленная сторона тут - я. Так что зря вы тут распрыгались. – обиженно заявил Семен Иванович – Пепел бровей стучит о мою грудь! Я вот только придумаю сейчас...

- Врет! – зашептала Фея на ухо Василию Петровичу – Что он может придумать-то? Вы бы знали чего у него в голове творится.. Поезд это так - детские шалости.. Метеориты у него там, балкон думал уронить, одну руку чугунной хотел сделать и по кумполу вам дать. Я вам, честно говоря, не завидую. Жестокий тип этот Семен Иванович. Не стоило вам и связываться.

- Факт! Нелюдь какой-то, этот ваш Семен Иванович.- сокрушенно вздохнул Василий Петрович - За бровь убить может. Бровь – за бровь – не его принцип. Вот переломанный хребет – за бровь – как раз его метод. Зверь, одним словом. Фашист!

- Чего эт я фашист?! – возмутился Семен Иванович – Я просто по морде получил. Ни за что. Озвереешь тут, конечно. А так я мирный вполне. Как атом. И хозяйственный.

- Как мыло. – подтвердила Фея – Вы, Семен Иванович, давайте быстрей свою жестокость проявляйте, а то мне недосуг и холодно уже.

- Нет во мне жестокости. Я.. Я вот чего сделаю! Вот! – закричал Семен Иванович.

- Грандиозно!! – воскликнула Фея и щелкнула пальцами.

По всему двору расцвели розы, в небе бахнул красивейший салют. А Василию Петровичу в табло невесть откуда прилетел торт.

- Хахаха! – хохотал Семен Иванович – Развязка получилась слащавой! И брови целы, и вокруг красота, и Василь Петрович весь в шоколаде! Все танцуют!!

- Семен Иванович, вы прелесть!! – кричала Фея – Василий Петрович, очистьте глаза от калорий! Красота кругом и праздник!! Возмездие свершилось!

- Ай как обиииднооо! – закричал Василий Петрович – Всем розы и салют, а я в это время ел глазами торт. Что ж вы за люди, а?! Праздника лишили!

- Охх. – вздохнула Фея и сотворила себе из ничего шезлонг и плед – Чувствую, следующие несколько лет я буду наблюдать эту дуэль. Возмездия, Василий Петрович?

- Конечно! – хихикнул Василий Петрович – Знаю даже как отомстить. Готов я!

- Браво!! – засмеялась Фея – Молодец, Василий Петрович! А вот вы, Семен Иванович, готовьтесь!

- Бить будете? – побледнел Семен Иванович.

Из подъезда выбежало десять женщин в бикини, составляющих топ «10 самых сексуальных женщин по итогам года» и хором сказали:
- Вась, ну куда ты пропал, а? Пойдем праздновать, милый. Ну его, этого Семен Иваныча несимпатичного с его возмездием! Пойдем, а?

- Я пойду, господа! – отвесил поклон Василий Петрович – Я, как вы понимаете, занят. Мне, мильпардон, не до дуэлей и возмездий! Семен Иванович, вы победили!! Поздравляю!

- Лучше б ты меня пнул, гад! – зашипел Семен Иваныч – Лучше бы убил!!

- Прощайте, Василий Петрович! – махнула рукой Фея и начала шептаться о чем-то с Семеном Ивановичем.

Василий Петрович, торжествуя, ушел в подъезд, в окружении красоток. Ликованье прочно поселилось в душе его. «Праздник-то какой!!» - думал Василий Петрович – «Вот только.. что ж грызет-то, а?».. И только дома осенило – Фея! Фея осталась с Семеном Ивановичем.

Василий Петрович рванулся к окну – во дворе отцветали розы, валялся шезлонг и не было никого.
А на снегу было вытоптано «С Наступающим Рождеством тебя, лузер!»

Статьи поблизости

Наверх страницы

www.liveitaly.eu

  • Италия
  • Иммиграция
  • Бизнес в Италии
  • Регистрация фирм
  • Вид на жительство
  • Воссоединение семьи
  • Итальянское гражданство

Отели в Италии