Книга утешений

Разместить рекламу на «Италия по-русски»
Изображение пользователя Валерия Пиффари.

Я пишу для Российского Фонда помощи о больных детях больше десяти лет. Каждый месяц. Я видел тысячу детей, которым угрожала смерть. Я разговаривал с ними, играл с ними, держал их за руки, кормил их с ложки, учил их лазать по деревьям. Троих из них я любил. Двое из этих трех умерли. Умирали и другие. Я никогда не бывал ни у кого из погибших детей на похоронах. Я старался думать о хорошем: о тех детях, что выжили, вылечились, спасены. Я старался, но раз за разом меня мучил вопрос, зачем, за что они страдают? Почему всемогущий Господь не хочет попустить всем детям на Земле просто расти здоровыми и счастливыми, играть в мячик, учиться арифметике? И мне некому было задать этого вопроса.

Я приезжал в маленький среднерусский город. Там жил мальчик, у которого в доме случился пожар, и ребенок обгорел так, что нельзя было признать в нем человека. Я держал малыша за руку, шершавую от шрамов, как акулий плавник, расспрашивал родителей малыша об обстоятельствах пожара, не мог уложить в голове, как это так они спасли из огня шубу и не спасли ребенка. Я говорил с ними и не знал, как простить их легкомыслие. А простить нужно было, мое дело было помогать им, а не судить их. И мне некого было спросить, как простить людей, которые из горящего дома выносят первым делом вещи, а не сына.

В южно-русском городе я видел девочку, больную гемофилией. Обычно гемофилией болеют мальчики, им бесплатно выдают лекарства для свертывания крови. Девочки гемофилией почти никогда не болеют, эта в России единственная. И в государственном реестре лекарственных средств не предусмотрено для этой девочки жизненно необходимого препарата. Пока девочка была маленькая, ее мама возила для дочери лекарство контрабандой. Но потом девочка подросла, у нее началось «обычное женское месячное», и лекарств для свертывания крови понадобилось столько, что контрабандой через границу не провезешь, и никаких денег не напасешься. Я писал о ней и мне некого было спросить, как быть гражданином страны, где безразличный таможенник решает, жить девочке или умереть.

Я много чего видел. Я видел мальчика, который превращался в собаку. Я видел девочку, ставшую жертвой омерзительного насилия: ей было три года, она рассказала мне, какова на вкус сперма. Я видел матерей, которые год не спали, выхаживая своего ребенка, и видел матерей, которые воровали в больнице стиральный порошок. Я видел отцов, пропивавших деньги, собранные мною на лечение их детям. И я видел отцов, работавших день и ночь, чтобы собрать деньги детям на лекарства, не выдерживавших работы и умиравших от разрыва сердца. Я видел мальчика, повесившего у себя над больничной койкой плакат «Спасите меня!», и я видел врача, может быть, лучшего детского врача на свете, который не смог этого мальчика спасти. За эти десять лет у меня накопилось много вопросов к людям, к государству и к Богу. Мне нужен кто-нибудь, кто на эти мои вопросы ответит или хотя бы поговорит со мной об этом, вздохнет со мной об этом и похлопает меня по плечу, чтобы я снова нашел в себе силы на этих детей смотреть.

Да, мне помогали. Тысячи людей в ответ на мои тексты о больных детях присылали на лечение этих больных детей деньги. Я благодарен им искренне. Но я и виноват перед ними. Я полагаю, что часть моего отчаяния посредством рассказанных мною историй передалась и моим читателям, жертвователям, принимавшим участие в судьбах описанных мною детей.

Я полагаю, что нам нужны утешение и поддержка. Мне, читателям, откликнувшимся на мои просьбы, врачам, чьи возможности не безграничны, родителям, чьи силы на исходе. Нам нужны утешение и поддержка.

Пару лет назад во время благотворительного концерта «Подари жизнь», сценарий которого писал я, на сцену поднялся Сергей Юрьевич Юрский. Его не было предусмотрено в сценарии. Он процитировал Толстого: про то, что люди в темноте ни за что не смогут собраться вместе, если будут искать друг друга, но если каждый пойдет к единственному источнику света, то все соберутся вместе сами собой. Выступление Юрского было коротким, а я сидел в зале и думал, сколько же раз за эти десять лет мне не хватало именно этих слов. Я думал, что вот в тот день, когда я ехал из среднерусского города от обожженного мальчика, и резиновые дворники сметали дождь с лобового стекла, а слезы и сопли я стирал со щек рукавом, и мне казалось, что я один тут на мокрой ночной дороге – в тот день как бы мне нужны были эти слова Юрского.

А в другой раз на веселой вечеринке Юра Шевчук, с которым мы вовсе не были знакомы, подошел ко мне, потрепал по плечу и сказал: «Молодец, старик, ты упираешься». И насколько же мне с тех пор легче упираться. И людям, читателям, отравленным моими историями, насколько же легче было бы верить в действенность своих благотворительных взносов, если бы Юра Шевчук сказал им: «Молодцы, вы упираетесь».

И вот я составил список. Я составил список людей, к которым мне хотелось бы обращаться за поддержкой и утешением всякий раз, когда от отчаяния опускаются руки, то есть всякий раз, когда я пишу для Российского Фонда Помощи. Их пятнадцать человек. Мне кажется, они добрые и мудрые люди. Мне кажется, они не откажут.

Теперь, повидавшись с очередным тяжело больным ребенком, я буду обращаться к одному из этих людей -- поговорить, спросить объяснений и советов. Мне кажется, они могут посоветовать, как примириться с жизнью, где невинные дети жестоко страдают ни за что, где родители спасают из горящего дома сначала шубу, а потом ребенка, где государственный реестр определяет, кому жить, а кому умереть. Мне кажется, они, эти добрые и мудрые люди, во всяком случае, могут потрепать меня и увлеченных мною читателей по плечу и сказать: «Молодцы, вы упираетесь».

Теперь я буду публиковать интервью этих добрых и мудрых людей вместе с историями о тяжело больных детях.

Таков мой новый проект.

http://v-panyushkin.livejournal.com/12739.html

Изображение пользователя Юлькин.

Re: Книга утешений

Весь этот рассказ пропускаю через себя ,провожу некую параллель,естественно моя помощь не настолько глобальна,а на много много меньше...но как мне знакомо чувство,описаное автором этой статьи...до боли знакомо..Я тоже иногда встаю и замераю..и плачу,что где то мы оказались бессильны,где то мы не успели,а где то просто не захотели замечать...Ни кто не обязан всё это делать,но все мы можем,это ведь так просто,правда?Я часто обращаюсь сама к себе...НЕ СПИ,СЕРДЦЕ!!!СЕРДЦЕ,НЕ СПИ!!! И я знаю,что каждый из нас способен помогать,но по одиночке это сделать трудно,и я тоже ищу тот свет за которым легче идти,идти всем вместе...Ведь вместе не так страшно...это ведь просто..правда..

Настройки просмотра комментариев

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
Наверх страницы

www.liveitaly.eu

  • Италия
  • Иммиграция
  • Бизнес в Италии
  • Регистрация фирм
  • Вид на жительство
  • Воссоединение семьи
  • Итальянское гражданство

Отели в Италии