Они были странной парой

Разместить рекламу на «Италия по-русски»
Изображение пользователя Валерия Пиффари.
Они были странной парой: стареющий Мастер и уже не юная Маргарита. А может, мастером была она? Да, наверно… Тогда кем был он? …Он… Просто любил ее… Да, просто любил ее, то есть действительно просто: искренне, чисто и ничего не усложняя. Любил ее такой…

Речь, кажется, шла о стареющем Мастере и уже не юной Маргарите? Но что считать старостью? Они повидали многое, пока не встретили друг друга.

Сейчас они вместе и впервые были счастливы. Конечно, редкие вспышки счастья они ощущали и раньше, но искры гасли, не оставляя в душе ни света, ни тепла. Теперь Мастер и Маргарита излучали свет, ослепляя друг друга и делая мир вокруг удивительно белым и живым. Они не видели ничего вокруг, только этот чистый мир. Они раскрашивали его, как хотели, и строили воздушные замки. Строила она, мастерски возводя дворцы из слов, наполняла фонтаны слезами и поселяла всюду свои эмоции, такие настоящие, живые и искренние.

Но ночью в замках привидениями бродили страхи, тревоги и опасения. Мастер целовал Маргариту, и поднималось Солнце. Оно освещало город надеждами и делало хрупкий мир реальным и прочным. Мастер строил камины, и в каждом уголке души становилось тепло и уютно. Немного любви, нежности, и огонь вспыхивал и приятно потрескивал. Пламя не угасало до утра, и они грелись в его лучах и засыпали только под утро. Днем Мастер мостил улицы, и эмоции возлюбленной всегда находили выход. Они шли к его сердцу по мраморным дорожкам, булыжным мостовым, узким улочкам и вышитым зеленым шелком тропинкам.

Мастер любил Маргариту во всех ее проявлениях: страхах, сомнениях и слабостях. Он обожал ее, одновременно сильную и беззащитную. Иногда она просыпалась среди ночи, разбуженная непонятной тревогой. Маргарита накидывала на плечи легкий халатик и выходила на улицу. Город спал, утопая в рыхлом зябком тумане. Она медленно шла по пустынным узким улочкам. Тихо, и только стук ее каблучков по булыжной мостовой. Ей никто не встречался на пути, и, никем не замеченная, Маргарита могла заглядывать в темные окошки спящих домов, наблюдать за ночными играми бездомных котов и слушать ветер. Куда ни вели бы ее ноги, но дорожки, мощеные Мастером, всегда возвращали ее домой. Она, конечно, никогда не хотела убежать от него, но погруженная в свои мысли, могла забрести куда угодно.

Маргарита возвращалась на рассвете и садилась на крыльцо. Она любила смотреть, как растворяются звезды в бледнеющем небе и краски становятся ярче. Сначала все белесое и бледное, туман рассеивается и из-за линии горизонта выглядывает любопытный прищуренный желтый глаз. Его хитрый взгляд заливает все вокруг теплым золотом. Город встряхивается ото сна и оживает. Со скрипом распахиваются ставни, и первые лучи с мягким журчанием вливаются в дома. Ранние домохозяйки спешат по каким-то важным делам, торговцы торопятся разложить на прилавках свои товары. А вот уже и сапожник мелодично стучит своим молоточком, и столяры, и молочники – все уже на ногах. Город постепенно становится похож на маленький муравейник.

Глядя на это, Маргарита улыбалась. Она любила свое творенье и, наблюдая за ним, получала огромное удовольствие. Мастер находил Маргариту сонной, озябшей, но абсолютно счастливой. Он поднимал ее на руки и относил в постель. Она капризничала, как ребенок, говорила, что скучала и совершенно не хочет спать, но через минуту уже засыпала. Мастер укрывал Маргариту розовым одеялом, целовал в лоб. Она была мила, как ребенок, и нежна, как редкий цветок. «Маргаритка, милая моя, Маргаритка!» - бормотал мастер и снова целовал ее. Он готов был любоваться ею часами. Именно в эти минуты его посещали самые прекрасные мысли, зрели идеи, и он начинал творить…

Маргарита просыпалась, и ее взору открывались хрустальные замки, мраморные дворцы и песчаные города. Было все: диковинные сады, а в них пруды с радужными рыбками и большая смешная лягушка, совершенно уверенная в том, что она непременно царевна. Однажды Мастер подарил море, теплое ласковое и ярко синее. В мягких волнах тонули небольшие острова, наряженные магнолиями и лианами. Пальмы кланялись ей в ноги, опуская свои макушки до самой воды. Некоторые сильно походили на знатных вельмож, застывших в реверансе. Пузатые сытые чайки лениво кружили над водой, пытаясь поймать ярких рыбешек в лазурной воде. Гибкие спины дельфинов то тут, то там показывались на горизонте. Да, он был мастер доставлять удовольствие. Все для нее одной, той, которую он так боготворил и лелеял.

Маргарита была неисправимым мечтателем, у нее было тысячи реальностей, и она в них погружалась с головой. Ее придуманный мир, сказка, в которой она жила, менялся каждый миг. И это было естественно для всех и для нее. Если Маргарита скучала, то мир замирал: птицы не пели, краски становились тусклыми и, даже Мастер расстраивался. Он знал, что мир ее такой беззащитный, что все ее печали и тревоги могут легко его разрушить. И он отвлекал свою возлюбленную от грустных мыслей и прогонял тоску, рассказывая сказки и смешные истории про маленькую Маргариту. Они так забавляли ее, что она смеялась до слез. Смех волшебным звоном прокатывался по хрустальным дворцам и веселым громом рассыпался на небе. От этого начинался теплый летний дождь, и на небе появлялась радуга.

Шептались деревья мокрыми атласными листьями и склоняли тяжелые от воды ветви до самой земли. Пели травы гонимые порывами ветра. Розовые кусты обнимали своими колючими руками дом Маргариты и распускали для нее свои бутоны. Приятный аромат струился в воздухе и, привлеченные им неутомимые пчелы, жужжанием наполняли комнату. Счастье вырывалось из глаз Маргариты проворными ручьями, и разбуженные эмоции бросали ее в объятия Мастера. Он радовался вместе с ней и целовал ее мокрые от слез розовые щеки.

Так проходил день. Когда солнце клонилось к закату, и горожане заканчивали свои дела, в тишине наступившего вечера они заводили свои песни. Складные и мелодичные они рассказывали о старых временах, гордых рыцарях и их подвигах, о прекрасных дамах и вечной любви. Маргарита садилась у окна, положив голову на подоконник, и ждала возвращения Мастера. Заслушавшись долгими балладами, она засыпала.

Ей часто снились замки, окруженные глубокими рвами, и чудовища, сторожившие тяжелые дубовые ворота. Маргарита видела себя во сне отважным рыцарем, облаченным в сверкающие доспехи. Верхом на вороном коне она бесстрашно скакала на встречу врагу, и он падал сраженный ее твердой рукой. Однажды Маргарите приснилось, что она заколдованный дракон и только чистая любовь сможет развеять чары… и, проснувшись от поцелуя, она увидела лицо Мастера. Ей не надо быть теперь сильной, и доспехи тоже ни к чему, а старинный меч уже давно пылится в угу у камина. Как хорошо просто быть женщиной, любимой, желанной, единственной… Только рядом с Мастером Маргарита могла быть слабой, и это была приятная слабость, такая, о какой мечтает каждая. Он всегда знал, чего хочет его возлюбленная, и делал это раньше, чем она могла сказать. Полное понимание. Они жили друг в друге и дышали одним дыханьем. За вечность, проведенную вместе, они стали очень похожи, и теперь трудно было понять кто из них Мастер, а кто Маргарита. Да они и не старались.

Весна, лето, осень естественно сменяли друг друга. Наступала сонная зима. Маргарита боялась холода, как и все маргаритки. Днем она смотрела в окно, и ей так хотелось выйти на улицу, но она не могла. Конечно, стоило ей захотеть, и зима бы закончилась, но Маргарита не хотела расстраивать шумных мальчишек, так радовавшихся пушистому чуду. Дети носились по колено в снегу, визжали, толкались и смеялись. Их красные носы и румяные щеки умиляли Маргариту. Она была благодарна Мастеру за этот подарок, это лучшие дети на свете. Он создал их для нее, чтобы долгие зимние дни казались короче. Взяв ее детскую непосредственность, нежность и добавив свою любовь, Мастер сотворил этих прелестных созданий.

Больше всех Маргарите нравился трехлетний, крепкий карапуз, его первое творение. Наблюдая за малышом, она мысленно возвращалась в беззаботное детство. Вспоминала свои проказы и шалости, нежный голос матери и нарочито строгий голос отца. Как жаль, что все так быстро прошло, и как здорово, что теперь она может возвращаться туда снова.

Как хорошо сидеть зимой у теплого камина, прижавшись к своему любимому. Не нужно ничего говорить, достаточно молча наслаждаться друг другом. Маргарите всегда нравилось быть кошкой в его руках. Она подставляла животик и спинку, а Мастер гладил ее, чесал ей за ушком и целовал. Маргарита потягивалась и мурлыкала. Иногда она садилась перед ним на пол, обнимая его ноги, клала голову колени и заглядывала в его голубые бездонные глаза. Они были такие ясные и прятали в себе вечность. Маргарита утопала в этих глазах и находила в них себя. Она узнавала все то, что ей было недоступно. Будущее, настоящее, прошлое – вечность, которая не пугала, не томила. Она проносилась в сознанье с безумной скоростью и открывала самые сокровенные тайны. Маргарита всегда успокаивалась в этих глазах и ее больше не пугало бессмертие. Мастер был самой вечностью, а она была частице ее. Они были вместе, едины. Создавали жизнь, а иначе не могли…

Автор: Ветрова Алина

Изображение пользователя Зеница.

мне что-то не очень

приторно, наверное, это у меня настроение не для сладостей.



Изображение пользователя Valentina.

вместе, едины. Создавали жизнь, а ин


Kak kpacиво написано!

Дорогу осилит идущий
Дорогу осилит идущий

Настройки просмотра комментариев

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
Наверх страницы

www.liveitaly.eu

  • Италия
  • Иммиграция
  • Бизнес в Италии
  • Регистрация фирм
  • Вид на жительство
  • Воссоединение семьи
  • Итальянское гражданство

Отели в Италии