Хлеба и роз: история 8 Марта.

Разместить рекламу на «Италия по-русски»
Изображение пользователя Samantha.

  прислали мне сегодня поздравления на открытке где было написано "Хлеба и Роз".

 

заинтересовалась я этой фразой и вот что накопала у подруг феминисток.

 

Ladies_tailors_strikersИстория международного женского дня: «Мы хотим и хлеба, и роз» из газеты «Womankind» (март 1972)
(Примечание редактора: это исторический взгляд на то как в США возник Международный женский день и как он получил признание по всему миру).

Международный женский день – праздник, который отмечают по всему миру в честь женщин-рабочих и женской борьбы в других сферах. Для американок, которых учили, что женское место в истории относительно малозаметно, знание, что Международный женский день появился благодаря двум женским забастовкам в США, может стать настоящим источником гордости и вдохновения.

8 марта 1857 года швеи устроили демонстрацию и пикеты в Нью-Йорке, требуя улучшения условий работы, десятичасового рабочего дня и равных прав для женщин. Их разогнала полиция. Пятьдесят один год спустя, 8 марта 1908 года их сестры по швейному делу вышли на демонстрацию снова, в честь событий 1857 года, требуя права голоса, запрета потогонных мастерских и детского труда. И в этом случае тоже появилась полиция.

В 1910 году на конгрессе Второго Интернационала, международного объединения социалистических партий, немецкая социалистка Клара Цеткин предложила объявить 8 марта международным женским днем в память об американских демонстрациях и в честь женщин-рабочих по всему миру. Цеткин, знаменитая теоретик революции, спорившая с Лениным о правах женщин, считалась серьезной угрозой для европейских правительств ее времени; кайзер называл ее «самой опасной ведьмой империи».

Рабочая борьба в США впечатляет, однако ее традиционно связывают с мужчинами. Но даже поверхностный анализ показывает, что женщины имели влияние и вносили свою долю с самого начала: они поддерживали объединения мужчин, а затем, довольно быстро поняв, что существующие союзы игнорируют нужды женщин, стали формировать чисто женские коалиции и общества. Первая чисто женская забастовка имела место в 1820-х на швейных предприятиях Новой Англии. Сама идея о женской забастовке и о том, что они могут требовать лучших условий, приличных зарплат и сокращения рабочего дня немало повеселила население мирных фабричных городков. Интересно, что чувствовали наши сестры полтора века назад, когда их жизни и устремления не принимали всерьез.

Наиболее известная из первых забастовок произошла на хлопковой фабрике Лоуэлла в Массачусетсе. Молодые женщины там работали 81 час в неделю всего за три доллара, один доллар 25 центов из которых уходили на оплату комнаты и питания в пансионах компании Лоуэлл. Изначально фабрики открывались в 7 утра, однако начальство, заметив, что женщины менее «энергичны», если поедят перед работой, перенесли начало на 5 часов утра, с завтраком в 7 (в течение получаса). В 1834, после нескольких снижений зарплаты, женщины в Лоуэлле забастовали, но им пришлось вернуться спустя несколько дней к тем же урезанным ставкам. Они были бесстрашны, но власть была у компании; плохие показатели или дисциплинарные взыскание могли стать причиной попадания в черный список. В 1836 году они снова забастовали, распевая на улицах городка:

О, разве не жаль, что такую хорошенькую девчонку как я
Пошлют на фабрику, чтоб зачахла и умерла…

И вновь они вернулись к работе через несколько дней. В 1844 году организованная работа привела к созданию в Лоуэлле женской рабочей реформистской ассоциации. Их первым требованием был 10-часовой рабочий день. Деятельность этого союза связывают с началом самых ранних реформ в текстильной индустрии.

В период интенсивной деятельности рабочих, последовавшей за Гражданской войной, когда тяжелые времена и вдовство заставили тысячи женщин пополнить ряды рабочих, что спровоцировало панику и враждебность среди мужчин, женщины обнаружили, что исключены из большинства национальных профсоюзов. Тогда они сформировали свои собственные, включая «Дочерей св. Криспина», союз женщин-сапожниц. В этот период возникли союзы женщин-формовщиц сигар, изготовительниц зонтиков, набойщиц, а также швей и прачек.

Работницы швейной промышленности создали в 1900 году один из наиболее знаменитых союзов в истории США -- Международный союз изготовительниц женской одежды. Швейные предприятия в больших городах, таких как Нью-Йорк, находились в плачевном состоянии: высокая пожароопасность, тусклое освещение, оглушающий шум машин, вредные отходы. Женщин штрафовали практически за все – за разговоры, смех, пение, пятна машинного масла на ткани, слишком маленькие или слишком большие стежки. Переработки были постоянными и обязательными, но не оплачивались. При поддержке Национальной женской лиги профсоюзов, основанной в 1903 году – объединения женщин-рабочих и женщин среднего класса, поддерживающих рабочее движение – изготовительницы блузок устроили серию забастовок против Лейзерона и Ко и компании Триангл Уэйст, двух пользующихся самой дурной славой предприятий. Названные «Восстанием 20 тысяч», эти выступления увенчались первой масштабной и длительной женской забастовкой, покончив с надоевшими стереотипами о том, что женщины не в состоянии организовать и выдержать долгую трудную борьбу.

В течение тринадцати недель суровой зимой женщины от 16 до 25 лет каждый день выходили протестовать, и каждый день полиция избивала их и увозила в «черных мариях» — арестантских фургонах. Суды были ангажированы владельцами потогонных производств; один мировой судья обвинил забастовщицу: «Ты пошла против Бога и Природы, чей первый закон гласит, что мужчина будет зарабатывать свой хлеб в поте лица. Ты бастуешь против Бога». На это Бернард Шоу, который вместе с другими европейцами следил за историей рабочего движения в США, ответил телеграммой. Он написал: «Восхитительно. Средневековая Америка всегда в курсе сокровенных секретов Господа».

В конце концов забастовка была сломлена, так как предприятия одно за другим произвели расчеты с работницами, однако талант и выносливость женщины положили конец заявлениям, что рабочие объединения – только для мужчин. Год спустя после забастовки на печально известном предприятии Триангл случился пожар. Женщины на верхних этажах оказались в ловушке (пожарные выходы были заколочены снаружи, чтобы работницы не выходили), пожар унес 146 жизней, по большей части женщин в возрасте между 13 и 25 годами, многие из которых были недавними эмигрантками.

Работодателей судили; один был оштрафован на 20 долларов. С семьями погибших женщин договорились о выплате 75 долларов за смерть. Роза Шнайдерман, организаторка рабочих швейной промышленности, проклинала общество за поддержку законов и институтов, которые делают возможными такие трагедии. «Я знаю на своем опыте, что собственная безопасность – это дело рабочих», — заявляла она. «Единственный способ, каким они могут обезопасить себя – это сильное движение рабочего класса».

Это лишь эпизод в истории американских женщин-рабочих: однако он стал вдохновителем международного праздника. Россия впервые праздновала 8 марта после революции; нечасто вспоминают, что одним важнейших событий российской революции была массовая забастовка в 1917 женщин-рабочих текстильной промышленности. Китаянки начали отмечать этот день в 1924, с появлением сильного женского движения в китайской коммунистической партии. Когда женское освободительное движение начало развиваться в США и Британии, женский день был заново открыт и возрожден как феминистский праздник. В 1970 революционеры уругвайских Тупамарос отметили 8 Марта освобождением 13 женщин-заключенных из тюрем Уругвая.

Символами американских женщин-рабочих считают великих героинь движения: Маму Джонс, Эллу Рив Бло, Кейт Маллени, Соджорнер Трут и Элизабет Герли Флинн.  Они были выдающимися личностями – как и их истории. Вместо лекарства от депрессии можно прочесть главу из автобиографии Флинн или рассказ о том, как Мама Джонс, мучимая чесоткой, участвовала в стачке сталелитейщиков 1919 года в возрасте 90 лет. Но не следует забывать, что все это – отдельные выдающиеся личности, и что большая часть работы в области объединения, борьбы, равно как успехов и неудач – совершались обыкновенными женщинами, о которых мы никогда не узнаем. Это были женщины, которые понимали тактическую необходимость совместной работы и сопротивления, чтобы не быть сломленными поодиночке, женщины, которые посрамили смехотворную теорию «женском месте», женщины, которые на знаменитой забастовке в Лоуренсе вышли на демонстрацию, распевая «Мы хотим и хлеба, и роз», требуя не только нормальной оплаты, но и достойной человеческой жизни, вдохновленные песней Джеймса Оппенгейма «Хлеба и роз».

As we come marching, marching,in the beauty of, the day
A million darkened kitchens, a thousand mill lofts gray
Are touched with all the radiance that a sudden sun discloses
For the people hear us singing, Bread and Roses, Bread and Roses

As we come marching, marching, we bring the greater days
The rising of the women means the, rising of the race
No more the drudge and idler that toil where one reposes
But a sharing of life's glories, Bread and Roses, Bread and Roses

http://frau-zapka.livejournal.com/48902.html

 

 

Изображение пользователя Кампана.
VIP-участникЗаслуженный участникПочетный участник

Re: Хлеба и роз: история 8 Марта.

Samantha пишет:

Это были женщины, которые понимали тактическую необходимость совместной работы и сопротивления, чтобы не быть сломленными поодиночке, женщины, которые посрамили смехотворную теорию «женском месте», женщины, которые на знаменитой забастовке в Лоуренсе вышли на демонстрацию, распевая «Мы хотим и хлеба, и роз», требуя не только нормальной оплаты, но и достойной человеческой жизни

Здорово сказано!wink

Изображение пользователя Samantha.
VIP-участник

Re: Хлеба и роз: история 8 Марта.

 
Таня Травка  

Я росла в семье, где женское равноправие победило окончательно и бесповоротно. Да что там права женщин! Примерно с 7 лет - у меня был совещательный голос по всем важным семейным вопросам, с 10 лет - со мной обсуждали их на равных, и учитывали при принятии важных, иногда - судьбоносных, решений. Да что там: мой папа мог позвать меня и попросить - выгрузить шкаф из гаража. Загружали этот шкаф в гараж - четверо рабочих-мужчин, со стропами, и это у них вышло с трудом. Папа был уверен - что мы с ним справимся вдвоем. Он ошибался, но сам факт!
В нашем доме соблюдались даже такие права детей, о которых не везде в мире слыхали. А уж права женщин в нашем семейном женском царстве - соблюдались даже с избытком.
Как-то и потом повезло. В моей страте, в дружеском кругу, в годы учебы, на первых работах - я не испытала на себе мужской шовинизм в негативном смысле. От своей принадлежности к женскому полу я получала только бонусы, но не болезненные оплеухи - и мне было не очень понятно, о чем вопят феминистки, и вообще про что эти восмыемарты.
Ну вот просто - по-вез-ло!
Но недавно я столкнулась с тем, что в 21 веке в относительно цивилизованных краях к женщине могут относиться как к вещи. Ее мнение и ее право на участие в принятии решений игнорируется, только потому, что она - женщина. И не признают за ней равных прав и свобод. До сих пор! Как в 19 веке!
Так что - с праздником нашим, девочки. Мы никогда не должны забывать - какой ценой достигается право на самостоятельность. Право на выбор, право на брак и развод, даже и право на свободное распоряжение наследством. Право на труд, достойно оплачиваемый, право распоряжаться своей судьбой и своим телом. Это все - важно. По сей день. Это только кажется, что так было и будет всегда. Так не было почти никогда, и не стоит думать, что эти права нам даны по умолчанию. Они достались дорогой ценой. И за них по сей день приходится бороться.
С праздником нас.

 

НИКОГДА СНОВА!

Настройки просмотра комментариев

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
Наверх страницы

www.liveitaly.eu

  • Италия
  • Иммиграция
  • Бизнес в Италии
  • Регистрация фирм
  • Вид на жительство
  • Воссоединение семьи
  • Итальянское гражданство

Отели в Италии