Тревожная осень Италии Назревают досрочные выборы в парламент

Разместить рекламу на «Италия по-русски»
Изображение пользователя Кампана.

италия, политика, кризис, парламент / Горняки на Сардинии протестуют против закрытия шахты. Они  отказываются ее покинуть. Фото Reuters Горняки на Сардинии протестуют против закрытия шахты. Они отказываются ее покинуть.
Фото Reuters
http://www.ng.ru/courier/2012-09-03/9_ital...

Италия все еще страдает от жары, хотя уже наступил сентябрь. Позади популярный праздник Ferragosto, название которого восходит к латинскому Feriae Augusti (Августовские отпуска). Имеется в виду не месяц, а император Август, который около 2 тыс. лет тому назад установил этот праздник. Потом назвал своим именем месяц, который до этого назывался sextilis.

Несмотря на то что Церковь прибрала все дело к рукам, назначив на 15 августа праздник Успения, люди продолжают отмечать Ferragosto в первоначальном смысле – как день всеобщих отпусков. Он стал единственным языческим праздником, который еще сегодня существует в Европе в той же форме, в которой он был задуман в древности.

В середине августа не только поднялась температура воздуха, но и увеличился спред – таинственная для непосвященных разница стоимости гособлигаций Италии как экономически проблемной страны и Германии как экономически ведущего государства Европейского союза. Если спред увеличивается, объясняют эксперты, то это плохо для Италии, а если снижается, то, наоборот, для Италии хорошо. А за вторую половину августа, увы, спред увеличился до примерно 500 базисных пунктов, что для государства на Апеннинах очень плохо.

Потом спред вдруг понизился до 409 базисных пунктов, и все вздохнули: Италии снова повезло. По этому поводу возник спор между Европейским центральным банком во главе с Марио Драги и немецким Бундесбанком, поддерживаемым канцлером Ангелой Меркель. Первый хотел пустить в ход уже согласованные в принципе финансовые механизмы для поддержки стран еврозоны, испытывающих трудности, а второй сопротивлялся, считая эту поддержку разбазариванием средств.

В связи с этой проблемой к концу августа Германия и Франция объявили в Берлине о создании рабочей группы, которая представит совместные позиции на Совете ЕС в середине октября по поводу спасения евро. Немецкий еженедельник Spiegel уже говорит о новом франко-немецком союзе, который беспокоит Монти, надеявшегося на укрепление сотрудничества между Римом и Берлином. Тем более что в Вечный город прибыли двое членов финляндского правительства – госсекретарь по европейским делам Каре Халонен и замминистра финансов Мартти Хатемяки, которые обсудили вариант предоставления Италии европейской помощи под залог некоторых объектов, принадлежащих государству. Италия усматривает в этом попытку ограничить ее суверенитет.

Полемика перенеслась и на отношения между Меркель и итальянским премьером Марио Монти, которые заметно охладели. Нужна нацеленная пиар-кампания, чтобы доказать, что Италия еще кредитоспособна. Монти пытается убедить сограждан, что кризис почти позади. В этом он особенно изощрялся на большом митинге, который каждый год, под конец августа, устраивает в Римини, на Адриатической Ривьере, массовая католическая политорганизация «Общение и освобождение» (Comunione e Liberazione).

По мнению премьера, все показатели идут вверх, и через год-два мы уже выберемся из болота.

Однако итальянские СМИ скептически отнеслись к этим прогнозам. Они обратили внимание на то, что безработица достигла 10,8%, в то время как еще в 2011 году она оставалась на уровне 8%. Кроме того, за период с 2009 по 2012 год ВВП Италии сократится на 3,9%. Выступая в Римини, Монти впервые в истории страны предписал телевидению языковое правило. Он ополчился на неплательщиков налогов, которые лишают государство поступлений в 120 млрд. евро в год. При этом он сетовал на то, что СМИ часто употребляют слова «хитрые» и «хитрецы» в отношении тех, кто увиливает от уплаты налогов. Это надо прекратить, повелел Монти. Кто не платит налоги – не хитрец, а преступник.

Однако не только финансовые проблемы лишают сна итальянских политиков. Италия имеет особенность, которая отличает ее от всех других стран Евросоюза: у нее нет избранного правительства. Прежний премьер Сильвио Берлускони пал не в результате голосования. Его снятию содействовали крупные международные финансово-экономические организации, как открытые (Всемирный банк, Международный валютный фонд), так, говорят, и закрытые (Бильдербергская группа, Трехсторонняя комиссия). Его преемник Марио Монти – как раз видный представитель Бильдербергской группы.

Берлускони погубили три вещи: явная неспособность справиться с кризисом и найти путь к экономическому росту страны, распущенный образ жизни, который мог бы быть использован для его шантажа, и потеря доверия на международной арене, где, особенно в последнее время, его неприкрыто высмеивали. Такой человек не мог управлять Италией, и он сам ушел, когда понял, что не был в состоянии устоять при массированном давлении международной финансово-экономической власти.

Конечно, и Монти не был избран. Он был назначен президентом республики Джорджо Наполитано с использованием процедуры, которую кое-кто считает не очень «ортодоксальной». В парламенте его поддерживают и партия Берлускони «Народ свободы», и бывшая оппозиционная Демократическая партия, которые тем не менее не перестали ругать друг друга. Против него выступают правопопулистская «Лига Севера» и левопопулистская «Италия ценностей».


Премьер Марио Монти теряет уверенность.
Фото Reuters

Итоги политики Монти на конец августа не очень ясны. Народ знает только, что он установил массу новых налогов, которые в течение года сдерут с каждой семьи в среднем почти 3 тыс. евро при одном из самых высоких показателей налоговой нагрузки в мире – выше 50%. Но до каких пор Монти останется у власти? Его правительство, говорят, не политическое, а техническое. Ни он, ни большинство министров не являются профессиональными политиками. Все, включая Монти, профессора-экономисты. Их дело, мол, только залатать трещины, оставленные Берлускони.

А что потом? Кто-то считает, что Монти, занимаясь уже почти год политикой, вошел во вкус и на следующих политических выборах выдвинет свою кандидатуру в премьеры. То же самое, кажется, собирается еще раз сделать и Берлускони. Но когда будут выборы? Они должны состояться в марте будущего года, но многие итальянские политики, начиная с левого популиста Антонио Ди Пьетро, предлагают голосовать по окончании летних отпусков, значит, в октябре–ноябре, чтобы как можно быстрее восстановить демократическую законность. Но есть проблема: на основе какого избирательного закона голосовать?

В настоящее время действует так называемый закон Кальдероли, по имени его разработчика, депутата от «Лиги Севера» Роберто Кальдероли. Закон был принят в 2005 году правоцентристским большинством парламента, при правительстве Берлускони, и заменил прежний закон 1993 года. Сам Берлускони всеми силами проталкивал его. Основными характерными чертами этого закона являются отмена одномандатных округов, которые предусматривались прежним законом, «заблокированные списки», то есть система, при которой кандидаты назначаются партийными аппаратами, а избирателям остается только за них голосовать или их отвергать одним блоком, без возможности выбора.

Главное требование значительного числа политических сил заключается в том, чтобы новый закон позволял избирателям отдавать так называемый голос предпочтения, то есть обозначать на бюллетене до четырех фамилий предпочитаемых им кандидатов. Это помогло бы сломать абсолютную власть партийных аппаратов и вернуть избирателям возможность непосредственно влиять на состав парламента. Это значит, что должны исчезнуть заблокированные списки. Но политические лидеры всех мастей не хотят полностью потерять право на назначение кандидатов. Поэтому одна треть каждого списка останется заблокированной. Существует премия большинства, то есть той коалиции, которая получает относительное большинство голосов, гарантируется в любом случае не менее 340 мандатов в Палате депутатов; в будущем, если не будет сюрпризов, партия (не коалиция), которой достанется относительное большинство, получит «премию» в размере 16% от отданных ей голосов. Теперь действует пятипроцентный порог для Палаты депутатов и восьмипроцентный для Сената. Возможно, так и останется или будет решено ввести единый пятипроцентный порог для обеих палат. Вероятно, по тактическим соображениям коалиции будут формироваться лишь после выборов, а не до них, как в настоящее время. По целому ряду причин, которые тут не будем разбирать, действующая система бесстыдно благоприятствовала партии Берлускони. Но еще неизвестно, удастся ли парламенту принять новый избирательный закон до следующих выборов, особенно если они состоятся осенью.
Подробнее: http://www.ng.ru/courier/2012-09-03/9_italy.html
 

 

Наверх страницы

www.liveitaly.eu

  • Италия
  • Иммиграция
  • Бизнес в Италии
  • Регистрация фирм
  • Вид на жительство
  • Воссоединение семьи
  • Итальянское гражданство

Отели в Италии