Страховочная сеть или удобный гамак?

Разместить рекламу на «Италия по-русски»
Изображение пользователя Кампана.

Когда представители ЕС приезжают в Дублин, им надо хорошенько постараться, чтобы найти следы осуществления программы жесткой экономии. В гостиничном ресторане полно народу, хотя самый дешевый обед из трех блюд стоит 105 евро. И в других заведениях толпятся люди - почти как на пике бума. "К сожалению, все места на выходные дни заказаны", - отвечают посетителям во многих самых шикарных ресторанах Дублина.

Осуществляя свою миссию в Ирландии раз в квартал, чиновники ЕС не могут отделаться от впечатления, что не такой уж маленький слой ирландского населения совсем не затронут программами экономии, объявляемыми в последние годы. Даже несмотря на то, что люди на нижней ступени шкалы доходов эту экономию на себе очень даже почувствовали, пример Ирландии все же показывает одно: призыв о помощи не исключает того, что в соответствующих странах существует вполне высокий уровень благосостояния.

Недаром Европейский центральный банк (ЕЦБ), проведя изучение имущественного положения домохозяйств в еврозоне, вызвал бурную дискуссию. После того как выяснилось, что Германия оказалась в списке стран с самыми богатыми домохозяйствами всего на 9-м месте, после Испании, Италии и даже Франции, возник вопрос, насколько справедлива сегодняшняя политика спасения государств-должников. Из Южной Европы прозвучал тезис, что у немцев намного больше пенсии и поэтому их благосостояние все-таки окажется выше. Но будущие доходы от пенсий трудно рассчитать, и все прогнозы ограничены большим количеством неопределенных факторов.

Как бы то ни было, взгляд на социальные системы в Европе показывает, что граждане живут в очень разных социальных условиях. Особенно велик контраст в вопросе продолжительности трудовой деятельности. В то время как в Германии люди до выхода на пенсию работают в среднем 37,4 года, в Испании этот срок составляет 34,5 года, во Франции 34,3 года, в Греции 32,1 года, а в Италии 29,7 года (данные Eurostat).


Правительство не спешит

Под давлением кризиса, заставляющего экономить, некоторые страны повысили законодательный пенсионный возраст. Например, Испания в 2011 г. приняла решение к 2027 г. постепенно довести пенсионный возраст до 67 лет и уже этой весной ухудшила условия для досрочного выхода на заслуженный отдых. В Ирландии возраст выхода на пенсию увеличится в будущем году до 66 лет, а в 2028 г. - до 68 лет. Но осуществлять полную реформу не менявшейся много лет системы правительство Энда Кенни не спешит. Правда, министр социальной защиты Джоан Бартон подготовила план большой пенсионной реформы, но предварительно она хочет ознакомиться с проведенным Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) исследованием, содержащим анализ ирландской пенсионной системы.

Франция тоже боится слишком резких изменений, хотя ей необходимо срочно урезать социальные расходы, чтобы сократить дефицит бюджета (предположительно, он составит в этом году 3,7%). Президент Франсуа Олланд с ужасом вспоминает о демонстрациях и забастовках, которые вызвал его предшественник Николя Саркози, подняв в 2010 г. пенсионный возраст на два года. "Мы не будем трогать пенсионный возраст", - успокаивает граждан премьер-министр Франции Жан-Марк Эйро. Таким образом, французы и впредь смогут выходить на пенсию в 62 года - такой низкий уровень пенсионного возраста среди всех европейских стран существует лишь в Латвии.

"Французы слишком рано уходят с рынка труда", - критикует промышленник Луи Галуа, консультирующий Олланда. В то время как в Германии 59,9% людей в возрасте 55-64 лет все еще работают, во Франции таких только 41,5%. Но как именно Олланд хочет побудить людей дольше не выходить на пенсию, не повышая установленный законом пенсионный возраст, остается неясным. Кроме того, ничего не предвещает устранения несправедливостей, существующих в пенсионной системе. Так, целые профессиональные группы вроде рыбаков, работающих в открытом море, акушерок и судебных исполнителей, которые на протяжении многих лет причислялись к категориям повышенного риска, получают надбавки, в сегодняшних условиях не всегда оправданные. Но пока непонятно, захочет ли правительство портить отношения с людьми, имеющими льготы.


Растущая продолжительность жизни

Аргумент, что во Франции трудоспособное население в ближайшие годы не будет так резко сокращаться, как в Германии, несостоятелен. До 2020 г. французской пенсионной кассе угрожает дефицит в размере 20 млрд евро, если пенсионная система не претерпит изменений, недавно признал премьер Эйро. Это связано, в частности, с тем, что у французов более высокая продолжительность жизни. Поэтому они в среднем живут в качестве пенсионеров 23,8 года, в то время как немцы только 19,3 года.

Велика продолжительность жизни также и у итальянцев - их жизнь на пенсии длится в среднем 22 года. Среди первых реформ, за которые взялся в 2011 г. глава переходного правительства Марио Монти, были реформа пенсионной системы и увеличение возраста выхода на пенсию - в 2018 г. он должен составить 66 лет. До сих пор итальянцы уходили на заслуженный отдых в среднем в 58 лет. Тогда же правительство заморозило на два года размер пенсий, за исключением самых нижних ступеней пенсионной шкалы.

Аналитики аплодировали "мужественным шагам". Кадры, запечатлевшие плачущую Эльзу Форнеро, министра по социальным делам, потерявшую самообладание на заседании парламента, облетели весь мир. Но работы по перестройке пенсионной системы вовсе не завершены. Комиссия ЕС с озабоченностью видит, что Италия тратит на пенсии и разные выплаты больше, чем любая другая страна ЕС, а именно более 15% от ВВП. Поскольку начиная с 2038 г. численность населения Италии начнет сокращаться, будущему правительству, независимо от того, какая партия его сформирует, придется продолжить перестройку пенсионной системы.

Долгое время итальянцы получали необычайно щедрые пенсии. В 2010 г. - более поздних данных пока нет - эти выплаты, по данным комиссии ЕС, составляли 79,5% от трудового дохода. Это намного больше, чем средний показатель по ЕС (48%) и показатель по Германии (40,5%). Испанцы (72,4%), греки (59,3%) и португальцы (56,9%) тоже получали по достижении пенсионного возраста более щедрые выплаты, чем немцы.

Из-за осуществления мер по экономии эти соотношения с тех пор несколько изменились, прежде всего в странах, получающих кредиты в рамках европейских мероприятий по спасению государств-должников. Например, в Португалии Конституционный суд только что подтвердил, что вычеты в размере до 40% из пенсий госслужащих, если они превышают сумму в 1350 евро, производятся законно.

Совсем иное положение в Ирландии, где люди, находившиеся на государственной службе, не пострадали от сокращений в сфере пенсионного обеспечения. Правительство объясняет, что эти пенсии получены законным путем и не могут быть пересмотрены по юридическим причинам, даже если, по сегодняшним меркам, подобные выплаты чересчур щедры. "Мы стараемся отменить длившуюся годами расточительную политику в области зарплат и пенсий, но это крайне трудный процесс", - утверждает министр государственных расходов Брендан Хаулин.

Чтобы слегка уменьшить экстремально высокие пенсии, ирландское правительство планирует ввести специальный налог на все пенсии свыше 100 000 евро в год. Но это, скорее, шаг символический. Например, бывший премьер-министр Берти Ахерн станет получать 142 655 евро в год вместо нынешних 150 163 евро, но все равно он будет существенно лучше обеспечен, чем большинство его коллег в Европе. Британский экс-премьер Тони Блэр получает (в пересчете) 80 000 евро в год из государственной кассы, а немецкий экс-канцлер Герхард Шредер - даже меньше.

Ирландский пример служит иллюстрацией того, что и в кризисные времена экономия осуществляется не обязательно там, где урезания были бы наименее болезненны. В Португалии Конституционный суд не позволил отменить новогодние и отпускные доплаты чиновникам. Пикантность ситуации придает тот факт, что тем самым судьи гарантировали неприкосновенность и своих собственных 13-й и 14-й зарплат. Это решение делает необходимыми сокращения в социальной системе, и без того не очень-то богатой.

Например, Португалия весьма скупа по отношению к получателям социальных пособий. Так, бездетным одиноким людям, по данным ОЭСР за 2010 г., в качестве соцпомощи выдается 26% от среднего дохода. В Ирландии эта цифра составляет 77%, в Германии - 47%.


Без временных ограничений

Во многих южноевропейских странах и без того и речи нет о том, что образно называется "социальным гамаком". В Греции, по данным ОЭСР, для одиноких бездетных людей вообще не предусмотрена соцпомощь. На Кипре пособие по безработице выплачивается всего 156 дней. Тому, кто хочет получать больше, надо перебираться в Бельгию. Там, правда, размер пособия по безработице на втором году сокращается до 40% от референтного дохода, зато дальше оно выплачивается без всяких временных ограничений.

Интересно, что исследование ЕЦБ показало относительно маленькие различия между странами ЕС по группам людей с низкими доходами (пенсионеры, получатели социальных пособий, безработные), за исключением Португалии и Словении. В Германии домашнее хозяйство, относящееся к 20% домохозяйств с самым низким уровнем достатка, получает в год 16 000 евро, что немного меньше средней выплаты по еврозоне (17 400 евро). Гораздо заметнее различия, если речь идет об имуществе беднейших домохозяйств. В Германии и Франции беднейшие люди имеют только долги, а вот на юге Европы у них все-таки есть какая-то собственность. Это объясняется более высоким процентом владельцев собственного жилья.

Министр промышленности Франции Арно Монтебур недавно призвал Германию создать социальную страховочную сеть, "которая по праву будет носить это название". Где кончается страховочная сеть и начинается удобный гамак, об этом, видимо, еще долго будут спорить в Европе.

http://ko.ru/articles/24926


 

Наверх страницы

www.liveitaly.eu

  • Италия
  • Иммиграция
  • Бизнес в Италии
  • Регистрация фирм
  • Вид на жительство
  • Воссоединение семьи
  • Итальянское гражданство

Отели в Италии