Нерусский бунт

Разместить рекламу на «Италия по-русски»
Изображение пользователя Igor_Gherman.

Нерусский бунт

Фото: AFP
Вся галерея  8
Арабские революции случились от нищеты и безнадежности, охватившей граждан. Граждане богатых демократических стран вышли на улицы, напротив, в надежде, что смогут заставить власти сделать упор на помощь простым людям, а не финансистам. Наши сограждане пока лишь с интересом наблюдают за всем этим: нищета осталась в недавнем прошлом, а с проблемами свободных развитых стран мы если и столкнемся, то лишь в отдаленном будущем.
ЕВГЕНИЙ СИГАЛ
Революционный охват
2011 год начался "арабской весной", плавно перетекшей в "арабскую осень". На этом фоне и бурные греческие протесты против затягивания поясов, и летние демонстрации в Израиле против дороговизны жилья, на которые вышло несколько процентов населения этой крошечной страны, прошли замеченными и только. Казалось уже, что протестами и демонстрациями никого больше не удивить.
Но к октябрю уличные акции протеста стали носить повсеместный и глобальный характер. Причем "повсеместность" в данном случае не фигура речи. Сотни тысяч демонстрантов приняли участие в акциях протеста против политики правительств и банков, прошедших 15 октября в 951 городе 82 стран Европы, Азии, Америки и Африки.
Помимо Европы и США, которые стали основной мишенью всемирного "Дня гнева", протестные акции прошли в Канаде, Бразилии, Мексике, Венесуэле, Японии, Гонконге, Южной Корее, ЮАР. Нашлись "несогласные" и в далекой Австралии: на улицы Сиднея вышло до двух тысяч демонстрантов, часть которых расположилась напротив австралийского Центробанка и требовала прекращения политики "количественного смягчения". Иными словами — выключить печатный станок. Печатать деньги сейчас самая модная мера борьбы с кризисом у финансовых властей всех стран, но видно, она не принесла счастье даже тихой Австралии.
Если говорить о цифрах, то самые масштабные протесты были в Испании. На улицы Мадрида вышло полмиллиона человек, в Барселоне немногим меньше — 400 тыс. Митингующие испанцы призывали друг друга сплотиться в борьбе за "глобальные изменения", но это больше относится к стратегическим целям. Что до тактических задач, то главное требование испанцев — прекратить урезание социальных программ. Каким образом сочетаются требования более жесткой денежной и более мягкой бюджетной политики, понять непросто, но это, кажется, никого особо и не заботит. Тем более что интеллектуальной поддержки нынешней "европейской революции" пока особо не наблюдается.
"В таких движениях против системы власти всегда много карнавала,— сказал президент Центра политических технологий Игорь Бунин.— Отсюда и множество вполне гротескных сочетаний".
Римские каникулы
В Риме было не столь многолюдно, как в Мадриде, но гораздо ярче. По сообщениям Corriera della Sera, на улицы Рима вышло до 200 тыс. демонстрантов, но акции протеста в итальянской столице сопровождались погромами, поджогами и столкновениями с полицией. Демонстранты разбивали витрины магазинов, поджигали припаркованные машины, взрывали дымовые шашки, забрасывали петардами здания банков и финансовых компаний, министерства обороны и внутренних дел.
По сообщениям очевидцев, в многотысячную толпу демонстрантов затесались несколько сотен "подготовленных молодых людей", которые своим поведением и призывами спровоцировали протестующих на активные действия. Премьер-министр Сильвио Берлускони обвинил протестующих в экстремизме, а полиции потребовалось несколько часов, чтобы с помощью водометов и спецтехники разогнать толпу и взять ситуацию в городе под контроль. В результате "городской войны" ранено свыше 150 человек, две трети из которых приходится на сотрудников полиции.
Итальянские власти подозревают, что неизвестные "молодые люди" могут быть бойцами из неформальной анархистской организации "Черный блок". Несмотря на множество сообщений о массовых задержаниях, которые поступали из Рима в "День гнева", как выяснилось спустя несколько дней, римская полиция арестовала всего 20 демонстрантов. Однако по заверениям полицейского руководства "все погромщики будут примерно наказаны".
Предварительный ущерб от беспорядков в Риме оценивается в €2-5 млн. На фоне госдолга в €1,8 трлн вроде бы немного. Но основной ущерб причинен не городской инфраструктуре, а хозяевам небольших магазинов, ресторанов и уличных кафе, а также автовладельцам. Страховщики оплатят убытки, но вряд ли объяснят, почему первыми жертвами антибанковских погромов стали лавочники.
Вирусная инфекция
Лондонская полиция, наученная горьким опытом августа 2011 года, смогла лучше подготовиться ко "Дню гнева", и мероприятие прошло относительно мирно. Напомним, что 7-9 августа в Лондоне, Ливерпуле, Манчестере и других крупных городах Великобритании произошли погромы и массовые беспорядки. По следам тех событий англичане обвиняли полицию в медленной реакции на начавшиеся беспорядки и низкой эффективности действий.
15 октября Скотленд-Ярд сработал с опережением: полиция воспрепятствовала прорыву демонстрантов к зданию Лондонской фондовой биржи, где протестующие намеревались развернуть транспарант "Люди важнее прибыли". Задержания, впрочем, были единичны. Относительно спокойному характеру акции в Лондоне способствовало и то, что на улицы британской столицы вышло всего 5-10 тыс. человек. Не вдохновила протестующих на повторение августовских подвигов и речь Джулиана Ассанжа, основателя WikiLeaks, который обратился к участникам акции с обвинениями в адрес коррупционных банкиров и политиков.
Вокруг другой экономической Мекки Европы — штаб-квартиры Европейского центробанка во Франкфурте — выставлен бессрочный палаточный городок, в котором уже несколько дней 200 активистов из разных стран обживают второй по значимости международный финансовый центр Европы.
Всего же в Германии участие в протестах приняли свыше 40 тыс. человек, самая масштабная десятитысячная акция прошла в Берлине. Основной темой немецких протестов также стала критика действий правительства и финансовых институтов: бюргеры выступают против спасения банков за счет средств налогоплательщиков.
В США, на родине протестного движения Occupy Wall Street, вирусной эпидемией распространяющегося по миру, также продолжаются выступления и протесты. Около 10 тыс. человек вышли 15 октября на Тайм-сквер в Нью-Йорке на акцию "Всемирный день против жадности Уолл-стрит". Еще столько же людей собралось в финансовом центре на Манхэттене. В тот день нью-йоркская полиция задержала 92 демонстранта за нарушение порядка. Еще 175 протестующих были задержаны в Чикаго за отказ разойтись.
Классовый характер
Европа не первый раз протестует: помимо упоминавшегося уже Лондона-2011, была и осень в Париже-2005, а еще раньше студенческий мятеж в 1968 году. Похоже, что последние волнения стоят особняком. "Масштаб и географический охват нынешних демонстраций означает возникновение принципиально новых форм протеста,— говорит "Деньгам" член научного совета Московского центра Карнеги Николай Петров.— Волнения в Париже-2005 и Лондоне-2011 списывали на национальный и эмоциональный накал, а сейчас выплескивается реакция совершенно разных слоев населения на кризис, действия банков и национальных правительств".
Несмотря на различные национальные особенности, служащие триггером к протестам, причины недовольства общие. "Недовольство вызывает безработица и потеря сбережений, на которые накладывается неприязнь к тем, кто наживается на кризисе,— отмечает Николай Петров.— Можно даже сказать, что выступления имеют интернациональный и классовый характер". Если в августе в Лондоне был низовой протест, движение дна, то 15 октября на демонстрацию вышла молодежь и средний класс.
"Особенность нынешних протестов, в отличие от тех же акций антиглобалистов, в том, что впервые в поддержку протестующих выступило большинство граждан",— говорит директор Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий. По данным опроса, проведенного USA Today совместно с Gallup, 78% американцев уверены, что представители Уолл-стрит полностью или в большей степени повинны в экономическом кризисе. Это, конечно, совсем не то, что поддержка погромщиков и современных луддитов, тут один из идеологов российских левых несколько лукавит, но такую статистику невозможно игнорировать. Почти неизбежно в США протесты переместятся с улиц в сферу публичной политики, и (кто знает?), может, еще помогут Бараку Обаме выиграть второй срок в Белом доме.
"Свою руку к протестам в Европе приложила и "арабская весна", которая усилила у обывателей признаки солидарности с протестующими",— считает господин Кагарлицкий. И в некоторых европейских странах протесты также могут привести к смене власти. "В цивилизованном мире возможность законной смены власти сдерживает экстремизм и массовость протестов: во Франции в мае следующего года пройдут выборы, на которых с высокой долей вероятности победу одержат социалисты, поэтому уличные протесты сейчас в Париже не так популярны,— отмечает Игорь Бунин.— А в Италии главным раздражителем является Берлускони, он как тромб, к борьбе с которым подключились различные профсоюзы, корпорации и левые партии. Его просто от власти не убрать, поэтому возникают погромные движения".
Сдвиг по фазе
В России многие (и главное — власти) считают, что именно глобализация принесла нам кризис 2008 года. Логичен вопрос: не перенесутся ли к нам и протестные настроения? Тем более что уровень и качество жизни в России сильно отстают от вполне благополучной, но все равно бунтующей Европы. "Россия — страна большая, разбивающаяся на множество локальных точек протеста,— комментирует Игорь Бунин.— В отдельных городах и регионах могут возникать точки напряжения, но в стране нет сил и корпораций, способных консолидировать и привести в движение большие человеческие массы. И самое главное — нет готовности людей в этом участвовать".
И если первый аргумент Бунина сомнителен (за выступлениями в Европе никакой мощной координации не обнаруживается), то второй, похоже, подтверждается социологией. Согласно октябрьским данным ВЦИОМа, индекс общественного протестного потенциала продолжает снижаться и достиг 32% в октябре против 39% в апреле. Уменьшается и доля опрошенных, которые верят в возможность подобных акций: 25-26% в октябре против апрельских 33%.
Впрочем, серьезным поводом для волнений может стать конкретная жизненная ситуация, в которой местные жители видят угрозу справедливости. Как, например, было в середине октября в Брянске, где молодая девушка сбила на дороге женщину с ребенком, после чего толпа чуть не устроила самосуд на месте. "Да, убила ребенка. Безусловно, виновата. Но почему сразу линчевать? — удивляется Бунин.— Такая бессмыслица может быть вызвана только опасениями, что "сверху отмажут", закроют дело, вытащат из ситуации". Но после решения локальной задачи местного уровня протестные настроения снова спадают.
"В России побудительным фактором протестных волнений может быть только популистский герой типа Евгения Ройзмана и Алексея Навального,— уверен Бунин.— Но они охватывают небольшую группу людей".
Свою роль в снижении протестных настроений сыграла и высокая поддержка социальных расходов в кризис. "В России 15 октября протестные акции прошли всего в семи городах, и часть из них была проведена совсем формально: вышло несколько человек,— рассказывает Николай Петров.— Такая низкая активность объясняется тем, что правительство использовало все возможности для смягчения входа в кризис, в отличие от других стран, которые въехали в него резко".
Остается фактом то, что в момент всеобщего сокращения социальных расходов российские власти повышали пенсии и зарплаты в бюджетной сфере, оплачивали строительство жилья для военнослужащих. "Подобные решения на время успокоили общество, особенно на фоне разговоров про привнесенный и заморский характер кризисных явлений,— говорит Николай Петров.— Но мы просто купили себе отсрочку и въезжаем в кризис, но со сдвигом по фазе".
О социальных аспектах говорил и премьер Владимир Путин на встрече с иностранными инвесторами 17 октября, через два дня после всемирного "Дня гнева". "Население, граждане России должны чувствовать на себе, на своем ежедневном бюджете, на своем кармане, на своем здоровье, на образовании своих детей — должны чувствовать, что в стране что-то меняется, и меняется к лучшему. Только тогда можно рассчитывать на поддержку граждан и пользоваться их доверием. Если этого не происходит, то тогда дело может дойти до ситуации, которую мы сейчас наблюдаем в некоторых странах с развитой экономикой, когда сотни тысяч людей выходят на улицы — не группа маргиналов, а сотни тысяч выходят на улицу",— сказал Путин.
Россия и ее граждане действительно никогда не жили так относительно богато и спокойно. Несмотря на ворох нерешенных проблем, в стране нет голодающих, стиральную машину, хоть и в кредит, можно купить даже в небольшом областном центре, а иногда и в Хургаду съездить. При этом режим остается достаточно либеральным в экономике и не вмешивается в жизнь граждан, если они, конечно, не переходят ему дорогу. Нетрадиционная для России относительная свобода, особенно на фоне тоталитарных властных систем прошлого, значительно сокращает недовольство.
Но массовый протест в России не зависит напрямую от экономической или политической ситуации в стране. Жестокие правления Ивана Грозного и Сталина не вызывали народного гнева, а либерализации Александра II и Михаила Горбачева спровоцировали революционные и протестные движения. "Бессмысленный и беспощадный бунт", скорее, подчиняется своим, иррациональным законам.
Подробнее: http://kommersant.ru/doc/1787819

Наверх страницы

www.liveitaly.eu

  • Италия
  • Иммиграция
  • Бизнес в Италии
  • Регистрация фирм
  • Вид на жительство
  • Воссоединение семьи
  • Итальянское гражданство

Отели в Италии