Вместо славянского базара Лукашенко попал на европейский рынок

Разместить рекламу на «Италия по-русски»
Изображение пользователя Валерия Пиффари.
Федор Чайка, Екатерина Григорьева Андрей Бильжо. Карикатуры в тему

Премьер-министр белорусского правительства Сергей Сидорский уже во второй раз уехал из Москвы ни с чем. В понедельник на встрече с Михаилом Фрадковым он просил, а возможно, и умолял дать республике $1,5 млрд - иначе "братское государство" ждет экономическая катастрофа. Но мы дадим деньги только на своих условиях. "Новая экономическая политика" России в отношении соседей дает свои плоды.

Александру Лукашенко приходится туго. В мае он подписал закон о сокращении льгот для пенсионеров и студентов. Мера крайняя, потому что именно на льготах и высоких пенсиях держится популярность "батьки" в народе. Но денег, увы, нет. Пенсии больше не повышаются, и даже расплачиваться с "Газпромом" нечем — долги за газ превысили полмиллиарда долларов. Вот и ездит премьер-министр Сергей Сидорский в Москву за "стабилизационным кредитом". В понедельник он снова пришел к Михаилу Фрадкову, но унес с собой лишь надежду на "продолжение конструктивного сотрудничества". А Лукашенко, еще недавно требовавший от нас эти полтора миллиарда долларов, да еще без процентов, сейчас, вопреки обыкновению, молчит. С чего бы это?

После поражения в споре с Москвой нынешней зимой по поводу цен на газ и пошлин на нефть Александр Лукашенко делал громкие заявления. Перекрывал трубу, обещал добывать нефть в Венесуэле и Иране. Грозил отвернуться от нас и подружиться с Европой. Но Россия начала строить новый нефтепровод в обход Белоруссии, пообещав закрыть белорусскую "Дружбу". Евросоюз тоже подвел. Лишил в июне Белоруссию преференций в торговле с европейскими странами. Потери оцениваются в 300 млн евро. Неприятности сыпались градом.

"Мы на коленях стоять не будем", — обещал всему миру Лукашенко. Но уже летом, когда потери бюджета стали измеряться сотнями миллионов долларов, в Москву зачастили белорусские правительственные делегации. В начале июля Сидорский уже просил в Москве денег, но ему не дали. "Нам нужно завершить анализ финансовой устойчивости Белоруссии, понять, в какие сроки кредит будет возвращен", — поставил условие Алексей Кудрин.

Между тем Белоруссия находится на грани экономического коллапса. Отрицательное сальдо внешнеторгового баланса за полгода — около $1 млрд. Нефтеперерабатывающие заводы столкнулись с дефицитом сырья — его стало невыгодно поставлять в республику. "С одной стороны, правительство рапортует об экономических успехах, с другой — они не могут найти $500 млн для оплаты российского газа. Все это выглядит странным. Думаю, если Россия нам не даст кредит, белорусский рубль ждет неизбежная девальвация", — сказал "Известиям" один из лидеров оппозиционной властям Объединенной гражданской партии Ярослав Романчук.

Минск рассчитывает на российский кредит. Очень рассчитывает. От него зависит будущее не только белорусской экономики, но и самого Лукашенко. Он, кстати, уже недоволен работой своего премьера — мол, "правительство, кувыркаясь, ведет переговоры". Но делать нечего — президент призвал топить сушилки для зерна не дорогим российским газом, а дровами. Благо, леса в Белоруссии много. Пока.

Но самое неприятное для батьки — сокращение социальных расходов, на которых держится его популярность. Ведь он любит повторять, что белорусские пенсионеры живут гораздо лучше российских. Теперь это уже не так, пенсии не повышались с начала года. А падение доходов белорусов может запросто отвернуть их от любимого батьки.

Политических козырей в спорах с Россией у Лукашенко не осталось. О Союзном государстве почти забыли. О единой валюте тоже. На смену разговорам о славянском братстве пришла экономика. И газ оказался самым эффективным рычагом.

Показательно то, как изменилась сама схема политических контактов. Еще относительно недавно Владимир Путин встречался с Александром Лукашенко как минимум раз пять-шесть в год, включая такие ритуально-символические мероприятия, как, например, посещение "Славянского базара" в Витебске. Сейчас же президенты видятся только тогда, когда неприезд одного из них равносилен скандалу — как в случае с саммитами СНГ. Игры в дружбу и взаимную симпатию закончились. Контакты с Лукашенко сведены к необходимому минимуму.

Перед лицом неизбежного повышения цен на газ Лукашенко пытался угрожать — мол, если так, то Белоруссия "двинется" в сторону Европы и НАТО. А ответом ему было молчание. Кремль в последние месяцы демонстративно не реагирует на публичный гнев Лукашенко. Такой воспитательный бойкот, как правило, хорошо действует на непослушных детей. Тем более что России есть чего требовать от Минска. Например — участия в наиболее привлекательных компаниях.

Деньги дороже уговора

Елена Шишкунова

Пока цены на нефть и газ высокие, российская внешняя политика может быть очень простой. К чему политические реверансы и воспоминания про "пятнадцать республик-сестер", если наши соседи зависят от нас? И вот ведь чудо: как только мы перешли с языка политики на язык рынка, к нам стали относиться по-другому. Хотя, переход этот, конечно, был очень болезненным. Всемирный банк как-то подсчитал: дотации на нефть и газ, которые Россия предоставляла Белоруссии, составляли 11% всего валового национального продукта братской республики. Хорошенькое дело. Наш карман тоже не бездонный, а всякое сотрудничество, как известно, должно быть взаимовыгодным. Мы вам 11%, а вы нам сколько? До поры до времени Лукашенко рассчитывался обещаниями Союзного государства и единой валюты. Но их, между прочим, на баланс не поставишь.

Как только Россия решила перестроить газовые отношения с соседями по СНГ на рыночный лад, все заголосили. После повышения цен на газ для Грузии, Молдавии и Украины на нас буквально посыпались гневные отповеди: мол, таким изощренным способом, поставив под удар их экономику, мы отомстили им за недвусмысленные взгляды в сторону Запада. Возмущалась и "рыночная" Европа — дошли до того, что объявили их великомучениками, пострадавшими за свободу.

Но сейчас все утихло. Вполне понятно желание акционера получать дивиденды. Белоруссия хочет дешевый газ? Пожалуйста. Но дешевый газ имеет свою цену — половина "Белтрансгаза" к 2010 году отойдет в собственность "Газпрома". Белоруссия хочет кредит? Это ведь тоже должно чего-то стоить... А иначе какое же взаимовыгодное сотрудничество? Вот и приезжает белорусский премьер просить и уговаривать. Пробовал действовать силой — не получилось. И сейчас выбора у Белоруссии нет. Любовь к России у Лукашенко, может, уже и прошла, но кушать по-прежнему хочется. А потому приходится дружить. Ведь деньги связывают надежнее обещаний.

ИНТЕРНЕТ-ОПРОС

Чего Россия хочет от Белоруссии?

1. Чтобы Белоруссия стала частью России: 29%

2. Нормальных торгово-экономических отношений: 20%

3. Равноправного союзного государства: 17%

4. Допуска российского бизнеса к приватизации белорусских активов: 19%

5. Чтобы там натовцы в лесах не партизанили: 15%

В опросе приняли участие 2688 человек

Наверх страницы

www.liveitaly.eu

  • Италия
  • Иммиграция
  • Бизнес в Италии
  • Регистрация фирм
  • Вид на жительство
  • Воссоединение семьи
  • Итальянское гражданство

Отели в Италии