Фаина Раневская. Пародии, или наш ответ на "Сопли в сахаре"

Разместить рекламу на «Италия по-русски»
Изображение пользователя Оля71.

«Если я скажу вам все как было, слово в слово, вы умрете со скуки. Вы хотите умереть со скуки? Да или нет?»

Раневская очень любила пародии. Собственно, это ее жанр. Ее амплуа. Она пародировала жизнь, пересмеивала ее и так, и эдак.

В Театре.

(Женщины трясут кофточки около подмышек, мужчины вытирают выи. Приглушенный ропот.)

Выступление Распадского: "Друзья, мои прекрасные друзья, я счастлив ( плачет), эти слезы поймите как проявление радости и счастья, что я вижу всех вас — лучших из лучших.

Сейчас я понял, как я виноват перед вами, я ленился, я недооценивал такой могучий, здоровый, такой талантливый Коллектив. Я спрашиваю себя: имел ли я право, я, недостойный вас, руководить вами? Нет, не имел! Тысячу раз нет! Отдаю себя в ваши руки! Воспитуйте меня, сделайте из меня достойного вас руководителя, ругайте меня, критикуйте. Вы щадили меня, вы слишком снисходительно относились к такому прохвосту, лентяю, бездельнику, скажу больше — ничтожеству, каким я был все эти годы. Я рисковал, я неоднократно женился, я предпочитал вам Большой академический театр Союза ССР. Да, я любил балет, но отныне я полюблю только вас, не умеющих делать фуэте и падеде. Я, презренный, духовно обнищавший, отныне хочу впитать в себя здоровый дух моего коллектива, хочу знать все ваши чаянья, желания, мечты. Пусть каждый из вас возьмет на себя обязанность учить меня, исправлять мои ошибки, а если будет необходимость, — наказывать меня сурово и беспощадно". (Хочет встать на колени.)

(Все кричат «не надо!», «ура», «любим», крики переходят в овацию. Распадского качают, сотни рук подхватывают его покорное тело и опять подкидывают вверх. Летает он легко, как пушинка, закрыв глаза, беспомощно и благодарно улыбаясь, посылает воздушные поцелуи.)

В ДОМЕ ТВОРЧЕСТВА

Из дневника писателя
Сегодня, наконец, получил путевку в "Дом творчества". Комната отдельная, чистая, сбегал в санузел. Чистота идеальная, не ожидал. Здесь много известных писателей, но никого не знаю.
Понедельник
Приехала какая-то пожилая в штанах. Ей подали к обеду что-то прикрытое салфеткой. Завтра с утра засяду за работу. Говорят, Толстой с утра садился писать каждый день, даже когда ему не очень хотелось. Завтра попробую и я. Кроме того, сегодня понедельник, пойду на лыжах окислюсь, а завтра с утра — трудиться, трудиться и трудиться, как говорил Алексей Максимович.
Вторник
Спал, как сурок, потом блаженствовал в санузле. Сегодня приехала еще одна толстая в штанах и на "ЗИМе". Видел в окно, как она вылезала из "ЗИМа", шофер понес за ней чемодан желтый, не наш и в наклейках.
Проклятая моя впечатлительность помешала сосредоточиться, собраться с мыслями. В вестибюле толстая громко смеялась. Накупила, наверное, за границей на четыре сезона. Выбила меня из колеи. Но я преодолел тяжелое чувство неприязни к зажиревшей негодяйке и заставил себя сосредоточиться. Придумываю название очерка. "Вечер в семье" или "У семейных огней", а м. б. просто "В семье". Краткость — сестра таланта. Не помню, кто это сказал? А м. б. это я сам, но забыл.
Толстая в штанах, что на "ЗИМе" и с наклейками, ржет, как лошадь, на весь дом и не дает сосредоточиться. Пойду завтракать. После завтрака засяду, как Толстой.
Среда
Толстая притихла, уселась за роман — пишет продолжение: "Степан Степанович". Говорят, этот опус со Степаном дал ей полмиллиона. Пойду окисляться.
Четверг
Весь день был злой, как собака, — пробую написать лирические стихи. Как-то легко и просто родилось название:
     "Зимнее"
     Примят снежок —
     И лыжники несутся весело гурьбой,
     В лесу заснувшем,
     Где когда-то мы с тобой,
     Застыли в первом поцелуе,
     Ты помнишь, милая, у старой туи!
     Нам было в пору ту по двадцать лет!
     Ты замерзла,
     И это был ответ на мой ответ безмолвный:
     "Да иль нет?!"
     Ты помнишь, милая,
     Как ласково склоняясь,
     Ты в верности мне страстно поклялась,
     А я сгребал снежок
     Вокруг твоих замерзших ног!
     Теперь тот снег на голове твоей
     В кудрях пушистых притаился,
     А внук наш маленький
     В постельке вдруг зашевелился.
     А на окне застывшие узоры,
     Ворота нашей дачи на запоре.
     Мы вместе, мы вдвоем,
     Мы охраняем наше счастье
     И наш дом.
Написал одним дыханием и без помарок. У Долматовского бы взяли, а мне не везет.
Пятница
Перечел вчерашние стихи, был взволнован до слез, уже отослал Сафронову, что-то скажет Толя? Неужели не почувствует их силу? Приехала еще одна толстая в штанах, рассердилась, что здесь нет бильярда, и, кажется, вечером уезжает. Скатертью дорога!
Весь день чешутся руки на стихи. Неужели так действует "Дом творчества"? Все может быть. В Москве бы мешали телефоны и мелкие мысли, а здесь постепенно сползает с души все не нужное, опошляющее. Но творческое влияние отняло силы. Чувствую расслабленность в мышцах. Говорят, Бальзак, дописывая "Отца Горио", сам чуть не умер. Пойду окисляться, а потом обед. Вспомнил, что к обеду той, что в штанах, опять подали что-то прикрытое салфеткой. Неужели и сегодня повторится этот гнусный блат! Придется искоренить. Напишу А. Суркову и подпишусь: "Неподкупный собрат".
Суббота
Пробовал читать, но почему-то моментально засыпаю. Надо будет зайти в Литфонд проверить кровяные шарики. Нет ли малокровия мозга? Вскочил от страшного шума в коридоре. Это толстая в штанах меняла чемодан в наклейках с той, которая упала на лыжах. Лыжница (она теперь на костылях) доказывала, что ее кофточка из шерсти дороже чемодана и требовала в придачу кое-что из косметики.
К обеду давали кружочки из мяса с луком — надо будет узнать рецепт. Те, что в штанах, к обеду не спускаются во избежание конфликтов. Им носят в комнату. Завтра возьмусь искоренять этот чудовищный блат.
Позвонили из редакции — стихи приняты! Поощрение поднимает творческий дух. В голове появились заготовки сценария, очерков, поэм.
Воскресенье
Сломал вечное перо.
Упала на лыжах еще одна толстая в штанах и вывихнула что-то женское. Воспользовался приездом врача и просил его меня обследовать. Врач нашел сильное переутомление, предписал полный покой. Подчиняюсь.
Обе толстые теперь неотлучно сидят у телевизора. Они оказались доброжелательными. Одна одолжила перо, другая дала тему: юноша любит девушку, девушка любит юношу. Завтра засяду за работу.
Понедельник
Приехали два писателя, у которых ремонтируют дачи, была страшная драка. Потом они помирились. Я с ними выпил. Сегодня чувствую прилив сил и сажусь за массовую песню.
     "К птицам"
     Куда, куда летите, гуси?
     В каком бы ни были краю,
     Скажите девушке, что звал когда-то Дусей,
     Что песню для нее я вновь пою!
     И песню ту, что звонче нет на свете,
     Я посвящаю, птицы, вам, и ей!
     Что я мечтаю, птицы, об ответе,
     Когда вернетесь вновь,
     В широты Родины моей!!
     Летите ж дружно
     Стаей легкокрылой,
     Скользите и парите в небесах,
     И не забудьте поклониться милой,
     Кого всегда я вижу наяву и в снах!!
Не знаю, что со мной, опять рождал без одной помарки. Чувствую, что "К птицам" — мое credo — как говорили древние.
Опять шум в вестибюле — сбежал вниз: дерутся те, что помирились, у которых свои дачи. Мне тоже дали по шее, но я сделал вид, что не заметил.
Завтра засяду за большой роман — уже придумал название — "Отцы и дети". Вспомнил, что такое название уже есть, кажется, у Гоголя. Придется назвать "Дети и их отцы". Впереди адова работа. Завтра с утра окислюсь и за дело.
Вторник
Спать не пришлось. Ночью приехали гости к тем, что ремонтируют свои дачи. Пели хором "Пшеницу золотую", "Шумел камыш" и другие массовые песни, я включился. Очень ругались те, что на костылях, потом Толя читал свои стихи. Буду объективен — мои лучше!
Воспользовался нетрезвым состоянием Петьки и одолжил у него косуху. Надеюсь, он не вспомнит.
Пятница
Утром написалось что-то большое, незыблемое, думаю, что-то даже выше, чем "К птицам".
     "Признание"
     Зашумели, загудели бураны,
     С ветки падает мерзлый лист,
     А летом уйду на баштаны
     Слушать птичек веселый свист.
     Растянусь на земле родимой,
     Долгим взглядом вопьюсь в вышину,
     Сердцем чистым отдамся любимой,
     Что ушла навсегда в тишину.
Читал толстым — они прослезились, сказали, что сильнее Блока. Отрадно сознание, что расту, расту!
Бегу окисляться!
Воскресенье
Косуху, что перехватил у Петьки, проиграл в "козла". Настроение подавленное. Опять пропало казенное полотенце, подозревают меня. Безобразие! Надо будет повесить обратно, когда все будут спать.
"К птицам" принято! Это подняло тонус. Думаю, что из всех литературных жанров мне больше всего даются стихи. Все же сяду за пьесу — это самое доходное. Уже придумал название: "В даль далекую".
Понедельник
Сейчас прочитал в газетах, что писатель Коберды Кобердаев получил орден. Эх!
Взял Серафимовича, надо пополнить багаж. Приехала на жемчужной "Победе" Татьяна Пэц и с ней еще две мелкие жульницы пера.


Наверх страницы

www.liveitaly.eu

  • Италия
  • Иммиграция
  • Бизнес в Италии
  • Регистрация фирм
  • Вид на жительство
  • Воссоединение семьи
  • Итальянское гражданство

Отели в Италии