Booking.com

дневник Leda2

Разместить рекламу на «Италия по-русски»

На смерть Цины

Изображение пользователя Leda2.

Яков Есепкин

 

На смерть Цины

 

Четыреста девяносто пятый опус

 

Желтой ниткою мрамор тиснят,

А золоты на пирах блистают,

Наши ль тени бессмертие мнят,

Фру в альковах канцоны листают.

 

Энн, вишневое миро сюда,

Ах, Шарлотта и Эмили вместе

Пудры веют над сколками льда,

Мил август формалином сиесте.

 

Ждал нас Ирод к столу, это мы

Преявились меж лилий склепенных,

На смерть Цины

Изображение пользователя Leda2.

Яков Есепкин

 

На смерть Цины

 

Пятьсот пятый опус

 

Се, незвездные яства горят

На столах и цветки золотятся,

Четверговок сильфиды мирят,

О лилеях менины вертятся.

 

Ах, претмились земные пиры,

Благ к эфирным август данаидам,

Неб и звезд тяжелее дары,

Оявленные тихим обсидам.

 

Хоть несите порфировый хлеб,

Вин диамент солейте на мрамор,

Мы тогда и в огранности неб

На смерть Цины

Изображение пользователя Leda2.

Яков Есепкин

 

 

На смерть Цины

 

 

Четыреста девяносто третий опус

 

 

На смерть Цины

Изображение пользователя Leda2.

Яков Есепкин

 

На смерть Цины

 

Из Аида

 

Огнь тепличных цветов, сих карминовых залов уют

Полюбить ты смогла и не знала в безумные годы,

Что гранили валькирии нашей тоски изумруд,

Звезд оправы украсив им и смертоносные оды.

 

Освященные скорбью, туда полетели они,

Где умеют ценить безупречные эти размеры,

Где величье двоится и комкают лед простыни

Отраженья, а вечность изящные любит манеры.

 

Улисс

Изображение пользователя Leda2.

Яков Есепкин

 

Улисс

 

XX век

 

Вал над галерою навис,

Остановились воды.

Закончил странствия Улисс,

Уставший от свободы.

 

Умолк слепой певец богов,

Но призрак жизни вьется

Там, где ни попранных слогов,

Ни рифм не остается.

 

Никто, Эсфирь, не говорит

На смертном перелете,

И пламя темное горит

В надмирной позолоте.

 

Века умчались, а досель

На смерть Цины

Изображение пользователя Leda2.

Яков Есепкин

 

На смерть Цины

 

Ночи Аида

 

Во десницах сквозь вечность несут

Всеблаженные стяги знамений,

Но и ангелы днесь не спасут,

Иоанн, зря мы ждем откровений.

 

Что еще и кому изречем,

Времена виноваты иные,

Богословов распяли зачем:

Силуэты их рдеют сквозные.

 

Сколь нельзя нас, возбранно спасать,

Буде ангели копия прячут,

Будем, Господи, мы угасать,

На смерть Цины

Изображение пользователя Leda2.

   Яков Есепкин

 

   На смерть Цины

 

 

   Четыреста девяносто первый опус

 

 

На смерть Цины

Изображение пользователя Leda2.

  Яков Есепкин

 

  На смерть Цины

 

  Четыреста восемьдесят девятый опус

Художникам

Изображение пользователя Leda2.

Яков Есепкин

 

Художникам

 

 

I

 

За ересь рифм взошедшим на костры,

Узревшим в зеркалах судьбы поминки,

Вотще постигшим правила игры,

Великодушно возлюбившим цинки;

 

Пытавшимся в пустой размер облечь

Веселье черни и пророков мрачность,

Пусть будет эпитафией вам речь

Поклонных дней, их темная прозрачность.

 

Ан солнце закатилось на века

В очах богоподобного Гомера,

На смерть Цины

Изображение пользователя Leda2.

Яков Есепкин

 

На смерть Цины

 

Ночи Аида

 

Когда святые выси отражались

На терниве кандального пути,

Мы с патиною медленно сливались,

Не чаяли стезей иной идти.

 

Преложны ледяные эти свеи,

Зерцало вседвоит великий путь,

Удавки ль обвивают цепко шеи –

Нельзя ко небоцарствию свернуть.

 

Нельзя его и узреть богоданно,

Елику поалмазно сочтены

Наверх страницы
RSS-материал

Отели в Италии