Booking.com

дневник Leda2

Разместить рекламу на «Италия по-русски»

Стяги

Изображение пользователя Leda2.

Яков Есепкин

 

Стяги

 

Наши стяги побило тщетой,

Оболгали до судных мгновений

Проповедники слог пресвятой,

Голосят и не чтут откровений.

 

Мрамор может бессмертных певцов

Грозовому обречь перевалу,

Персть сияет с червовых торцов,

Зрят церковные райскую алу.

 

И возбранно хоругви белить

Оглашенным к ночной литургие,

Слез на мрамор сиих не излить,

Бдят одни и у плахи другие.

 

Рок-притча об Эдипе

Изображение пользователя Leda2.

Яков Есепкин

 

Рок-притча об Эдипе

 

Золотая система

 

Почил бездетный царь Полиб

Во благо замысла и воли.

От Сфинкса Фивы спас Эдип,

Но избежал слепой юдоли.

 

Искусством кладки до небес

Он овладел, уйдя в Афины.

И возвестил земле Гермес,

Что возвышаются руины.

 

Энергетический двойник

В огнях Медины и Тосканы

Блуждал, и лунный сердолик

На копии кровавил раны.

 

Альбом

Изображение пользователя Leda2.

Яков Есепкин

 

Альбом

 

Сквозь кровавый рот

 

Я женщину помню, чей лик, не клонясь.

Горел в новых святцах казенного быта.

Весь свет потускнел и отбелена бязь,

Окончилась жизнь, а печаль не избыта.

 

Тоску невозможно избыть, но и ты,

Прошу, не спеши от разлук отрекаться,

Еще воссияет в огне темноты

Звезда, под которой нельзя оставаться.

 

Весь свет потускнел из начала в конец

На смерть Цины

Изображение пользователя Leda2.

Яков Есепкин

 

На смерть Цины

 

Пятьсот девятый опус

 

На смерть Цины

Изображение пользователя Leda2.

Яков Есепкин

 

На смерть Цины

 

Пятьсот седьмой опус

 

На смерть Цины

Изображение пользователя Leda2.

Яков Есепкин

 

На смерть Цины

 

Пятьсот пятый опус

 

Се, незвездные яства горят

На столах и цветки золотятся,

Четверговок сильфиды мирят,

О лилеях менины вертятся.

 

Ах, претмились земные пиры,

Благ к эфирным август данаидам,

Неб и звезд тяжелее дары,

Оявленные тихим обсидам.

 

Хоть несите порфировый хлеб,

Вин диамент солейте на мрамор,

Мы тогда и в огранности неб

На смерть Цины

Изображение пользователя Leda2.

Яков Есепкин

 

На смерть Цины

 

Пятьсот третий опус

 

Хоть и яду сюда, пировать

Ныне царские дети садятся,

Вейся, мрамр, ангелков укрывать

Басмой станем, где патины рдятся.

 

Как темны эти гипсы, арак

Их ужель не отбелит меж лилий,

Ах, в меловый заступимся мрак,

Вижди сех, не бледнея, Вергилий.

 

Осыпается басмовый мел

С лиц кусками, со чел невенечных,

На смерть Цины

Изображение пользователя Leda2.

Яков Есепкин

 

На смерть Цины

 

Пятьсот первый опус

 

У Ирода ломятся ль столы,

Се вечерии, томность фарфора,

Все царевны еще веселы,

Где тлеела – течется амфора.

 

Ах, то нас виночерпии ждут,

Оявим небозвездные чела,

Бел пергамент и тени ведут

Купы звезд по сукровице мела.

 

Нощь обручна с худою сумой,

Помнить слугам ли Мод и Цецилий,

И холодной горит суремой

На смерть Цины

Изображение пользователя Leda2.

Яков Есепкин

 

На смерть Цины

 

Четыреста девяносто девятый опус

 

Снова Троица сонно цветет,

Убирайтесь жасмином, стольницы,

Аониты, блюдя пиетет,

Фей чаруют до новой денницы.

 

С кем и вился тлетворный Зефир,

В пировых ангелки почивают,

Ни Летиций, ни Цинний и Фир,

Веселее ль трапезы бывают.

 

Мглу Геката еще совлечет,

Всцветим палую бель Таорминов,

На смерть Цины

Изображение пользователя Leda2.

Яков Есепкин

 

На смерть Цины

 

Четыреста девяносто седьмой опус

 

Не хотели еще умирать,

А на троны позвали иные,

Будет август плодами карать

Иродивых во сроки земные.

 

Мертвым отроцам яства несут,

Биты вершники трутью меловой,

Никого, никого не спасут

Аониды за ветхой половой.

 

Пей вино, Азазель, веселись

И вкушай темноцветные чревы,

Аще вишнями тьмы пресеклись,

Наверх страницы
RSS-материал

Отели в Италии