Booking.com

дневник Leda2

Разместить рекламу на «Италия по-русски»

Коринф

Изображение пользователя Leda2.

Яков Есепкин

 

Коринф

 

***

 

Огни будут ровно клониться

И не попадать в зеркала,

И ангелу смерти приснится,

Что вновь ты судьбе солгала.

 

Клеймя восковую истому,

Червонную метку луча

По контуру выжжет двойному

Рябиновой ночи свеча.

 

Пробитые белые руки

В крови ниц воздень и молись,

Я знаю, не вынесут муки

Архангелы, павшие в высь.

 

Посвящение

Изображение пользователя Leda2.

Яков Есепкин

 

Посвящение

 

 

Вернувшимся из адских областей,

В позоре искупавшимся и чтящим

Свет ложных звезд; в безумие страстей

Не ввергнутым изгнаньем предстоящим;

 

Прогулки совершавшим в небесах,

Кресты собой украсившим и к рекам

Подземным выходившим, в очесах

Держащим купол славы; имярекам,

 

Отринутым Отчизной за мечты,

Замученным на поприще славянском,

Отрекшимся друзьям свои щиты

Воинам

Изображение пользователя Leda2.

Яков Есепкин

 

Воинам

 

 

Кто хотел и в гробах уцелеть --

Не поверил вотще в чудотворство.

Слезы сих расписали во цветь,

Наказуемо это притворство.

 

Нам безрукие дивы одне

Поднесут мертвопенные штофы,

Чтобы присно топили в вине

Тень саму грозовой Гологофы.

 

А еще пеюнам разрешат

Зреть фригидных и спящих царевен,

Яко дивно куранты спешат,

Царь Владимир в успении гневен.

Слезы

Изображение пользователя Leda2.

Яков Есепкин

Слезы

 

Этих слез гробовой перелив,

Это жито с гнильцой погребною,

Наши очи огнем проточив,

Их растлит разве солью одною.

 

Лишь нетленные блещут огни

Над поруганным стягом свободы,

В смертных латах пылают одни

Нам во здравье воспетые оды.

 

Плесень смертью ожжет, и смотри,

Потемнеют они и нальются

Тронной краской, с которой цари

По достоинству не расстаются.

 

Соль

Изображение пользователя Leda2.

Яков Есепкин

Соль

 

Темной соли карминные копи

На полотнах небесных картин

Океан возвеличат и топи --

Все горит этот черный кармин.

 

Ея гиблый орнамент слезами

Помрачен, видишь, вишней златой,

В барвы льда влитой, пред небесами

Он протек из иконы святой.

 

Мироточит иконная краска,

Горней слотой ее не залить,

Коемуждо посмертная маска,

Фарисеям не время юлить.

 

Из обитого смертью потира

Из Сеннаара

Изображение пользователя Leda2.

Яков Есепкин

 

Из Сеннаара

 

Равнодушны святые к себе,

Но затем эти звезды жестоки

И мерцают во славной судьбе,

Что открыты смертельные сроки.

 

Мы и сами, Господь, на земли

Звездной чарою были хранимы,

Нам вдвигали в сердца уголи

Под розницей златой херувимы.

 

А серебряных корок волхвы

Со трапезных столов не жалели,

Так судили: елико мертвы,

Пусть пеяют, чтоб юны алели.

 

Из Сеннаара

Изображение пользователя Leda2.

Яков Есепкин

 

Из Сеннаара

 

Побледнеем на темном дорожье,

И высокие белые лбы

Осенит не двуперстие Божье --

Длань калечной и низкой судьбы.

 

Долго Парки за нами гонялись,

Вояров собивали иных,

Но с звездами одно поравнялись

И хорунжих нашли неземных.

 

Гей, несите горючие вина,

Будем жалостно пить-не пьянеть,

О Господе бела сердцевина,

От какой виноградам темнеть.

 

Коринф

Изображение пользователя Leda2.

Яков Есепкин

 

Коринф

 

Пойдем на Патриаршие пруды,

Сиреневый там дождь еще не хладен,

Каждят останки пляшущей Звезды

И дьявол темноцарственный безладен.

 

Пойдем, поидем, друг успенный мой

Иль мертвая подруга, будем вместе

И плакать над точащею сурьмой

В свечельном этом времени и месте.

 

А был я оглашенным ко святым

Хождениям и внесен в Божий список,

Мак в юности был алым, золотым,

На смерть Цины

Изображение пользователя Leda2.

Яков Есепкин

На смерть Цины



Пятьсот восемнадцатый опус



Бал andante ни тих, ни велик,
Серебристые пифии вьются,
Мел обсид ли, арма базилик
Жжет царевен, сех тени смеются.

Вслед за Алексом вскрикнуть: чего ж
Столь их много и в Риме барочном,
Углич мертв, со парчей и рогож
Кур гонят и цесарок в молочном.

Согляди, как пифии легки,
Дышат негою, вина алкают,
Как шелковых исчадий желтки
В мрамор весело наш истекают.

На смерть Цины

Изображение пользователя Leda2.

Яков Есепкин

На смерть Цины

 

Пятьсот четырнадцатый опус



Мир забудет, святые почтят,
Мы старизну давно и не прячем,
Ангелки умирять налетят,
Лишь тогда о юдоли восплачем.

А ещё ледяные огни
Наших свечек убого клонятся,
Мелов фивских тусклее они,
Чернецам от похмелия мнятся.

Хоровая погаснет звезда,
На диаменты кровь золотую
Нощь сольёт – и томись – никогда
Не узрите лепнину свитую.

 

Наверх страницы
RSS-материал

Отели в Италии