Booking.com

дневник Leda2

Разместить рекламу на «Италия по-русски»

На смерть Цины

Изображение пользователя Leda2.

Яков Есепкин

 

 

На смерть Цины

 

 

Четыреста восемьдесят пятый опус

 

 

На смерть Цины

Изображение пользователя Leda2.

Яков Есепкин

 

 

На смерть Цины

 

 

Четыреста восемьдесят третий опус

 

 

На смерть Цины

Изображение пользователя Leda2.

Яков Есепкин

 

На смерть Цины

 

Триптихи и трилистники

 

 

 

I

 

Не изжити, Господь, агнцам страхи Суда,

Поржавели в сребре херувимские трубы,

Ангелки умерли, так созвали сюда

Неживых царичей чернецы-страстолюбы.

 

Смерти ждали, равно ж неурочно пришла,

В очесах агнецов и Звезду угасила,

С елок сняли шары – кутией зазвала,

На смерть Цины

Изображение пользователя Leda2.

 

Яков Есепкин

 

На смерть Цины

 

Триптихи и трилистники

 

 

I

 

Василиса бела да черны уголи

Вежд успенных ея, во сукровице чады

Мертвых царствий свинец бойно, княже, прешли,

Так вкушать им теперь серебро-винограды.

 

Ах, Господь, рукава наши присно пусты,

Достигают земли, всё мы их воздымаем,

Колядуют пускай ангелочки златы,

На смерть Цины

Изображение пользователя Leda2.

 

Яков Есепкин

 

На смерть Цины

 

Триптихи и трилистники

 

I

 

Спрячем в кайстры сребро и приидем туда,

Где псалмы нараспев ангелочки читают,

Безвиновные мы, а легли в невода,

Чтобы значил Господь -- человеков считают.

 

Гурбы снегов горят, Новый год, яко встарь,

Востречают, хмелясь, индо мертвых царевен

Оживить ли вином, и всехрамный алтарь

На смерть Цины

Изображение пользователя Leda2.

 

Яков Есепкин

 

На смерть Цины

 

Триптихи и трилистники

 

 

I

 

Даровали, Господь, мертвым чадам Твоим

Тесьмы красной мотки да сребряны сувои,

Боле таинств не ждем, а в рядне предстоим,

Перстов прячем искол за смарагдами хвои.

 

Серебро, серебро, много ж было его,

Так покрали шары с ёлок жалкие тати,

Снеже черный округ, тлумных звезд святовство,

На смерть Цины

Изображение пользователя Leda2.

 Яков Есепкин

 

 На смерть Цины

 

 Четыреста восемьдесят первый опус

Пурпур смерти

Изображение пользователя Leda2.

Яков Есепкин

 

Пурпур смерти

 

Небесный пурпур нас увьет,

Грядет последний миг,

Когда сердечный звон замрет,

Смерть выпорхнет из книг.

 

Сознанья ветхий аппарат,

В котором спят века

И губ мембраны говорят,

Жизнь пустит с молотка.

 

Седые вершники одне

Пылают высоко,

В горийском адовом огне

Шелковье и древко.

 

Нести кому благую весть,

Мечтой кого дарить,

На смерть Цины

Изображение пользователя Leda2.

 

Яков Есепкин

 

На смерть Цины

 

Триптихи и трилистники

 

 

I

 

Хоть бы скорбь нам простят -- не хотели скорбеть

Мы, Господе, в алтарь Твой затиснулись краем,

Смерды ж бросили всех по карьерам гибеть,

Звоны святны пия, без свечей угараем.

 

Нищи мы во миру, царевати сейчас

Нам нельзя и сойти невозможно до сроку,

Вот и празднуем днесь, коемуждо свой час,

На смерть Цины

Изображение пользователя Leda2.

Яков Есепкин

 

На смерть Цины

 

Второй эпилог

 

Вернувшимся из адских областей,

В позоре искупавшимся и чтящим

Свет ложных звезд; в безумие страстей

Не ввергнутым изгнаньем предстоящим;

 

Прогулки совершавшим в небесах,

Кресты собой украсившим и к рекам

Подземным выходившим, в очесах

Держащим купол славы; имярекам,

 

Отринутым Отчизной за мечты,

Замученным на поприще славянском,

Наверх страницы
RSS-материал

Отели в Италии